Deutsch

Семейные истории

8676  1 2 3 4 5 6 7 все
delta174 патриот20.01.19 15:54
delta174
NEW 20.01.19 15:54 
в ответ delta174 20.01.19 15:51

Я знаю историю о смерти, когда дочь не хотела уходить при родителях. Русскоязычная медсестра, которая за последние дни сблизилась с умирающей от рака молодой женщиной, так и сказала родителям, чтобы они вышли. Тогда дочь смогла успокоиться и упокоиться.

#21 
Emilinda коренной житель23.01.19 17:18
Emilinda
NEW 23.01.19 17:18 
в ответ delta174 20.01.19 15:54, Последний раз изменено 24.01.19 00:06 (Emilinda)

ТОНКАЯ ДУШЕВНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ


В Германию мы приехали в сентябре 1992 году как контингентные беженцы - не самыми первыми, но одними из первых.


Трудно поначалу было неимоверно, больше всего мучило отсутствие информации и то, что мы оказались на краю географии: деревня на 200 дворов, горный курорт, красота неописуемая, грибы-ягоды-фрукты - только руку протяни, но из общественного транспорта только школьный автобус, без машины там было никак (до ближайшего нормального магазина 12 км), а купить ее не на что, валюту ж в то время из стран бывшего Союза вывозить было нельзя, только в очень ограниченном количестве. Но выкрутились - друзья из Америки прислали чек, мы собрали всю наличность плюс деньги по чеку и уже через две недели купили довольно приличную, хоть и подержанную машину. Обзавелись колесами - стало легче. Уже могли даже в АА качать права - не хотим курсы возле дома, хотим академические (которые в Кобленце, а это - 46 км в один конец).


На тот момент в лагере жила ещё одна семья, приехавшая одновременно с нами по линии конти (остальные - аусзидлеры): муж (татарин) - очень крупный, вальяжный, с густым голосом, такой барской наружности и с повадками барина, примерно нашего возраста - слегка за сорок, жена (еврейка), худенькая, маленькая, тридцати семи лет и сын - примерно как наш младший (на год моложе), тоже маленький и тощенький, но ужасно умный, немецкий хватал прямо с ходу. Люди с высшим образованием - она врач, у него был какой-то технический диплом, но он сказал, что он - театральный артист, ну и на радио работал - диктором.

Они тоже купили машину, права у артиста были, с ними можно было ездить год. Но, как оказалось, водить он не умел вообще - права были купленные. Однако он договорился с кем-то из хайма, что тот его подучит, позанимается с ним вождением - на Fahrschule денег не было. Что вообще за рулем в жизни не сидел, не сказал. И на первом же занятии, буквально на первом повороте, машина перевернулась, счастье, что никто серьёзно не пострадал. Но машина была разбита капитально - Totalschaden. В общем, дальше мы ездили везде на нашей - и по нашим делам, и по соседским, а с 1 декабря - и на курсы в Кобленц. Отношения наши были вполне нормальными, если не считать одной странности, о которой сосед нас предупредил: ребята, вы на меня не обижайтесь, со мной случается - могу утром пройти и не поздороваться, я ж артист, а артисты, они люди настроения, иногда вот встану - глаза б мои вас всех не видели... Мы с мужем, конечно, удивились, но кто их, артистов, знает, люди тонкой душевной организации, бог с ним, переживем, что нам с его "здрасьте"...

Чем были на самом деле обусловлены эти его приступы мизантропии, мы поначалу не поняли, да и никто в хайме не понял. Шифровался он, конечно, классно. А потом правда вылезла наружу. Алкоголиком он оказался (или запойным пьяницей, я в этом не разбираюсь). Его перепады настроения ничего общего с его творческой натурой не имели, а были просто алкогольным абстинентным синдромом. Понятно всё стало в Новый год. Хозяин нашего отельчика (он сдавал его Красному Кресту, под эгидой которого мы и жили) решил на Сильвестр устроить нам пир горой - продукты, напитки, даже всякие фейерверки было от него. Собрались все - и шеф с женой, и все работники бюро, ну и наши, конечно. Пили, ели, веселились.


А утром 1 января раздался грохот - кто-то ломился в нашу дверь. Я открыла. В комнату ввалился наш актер с налитыми кровью глазами: "У тебя выпить есть?" "Н-не знаю, кажется, нет",- испуганно ответила я. "Ну, что за люди, Новый год - а у них даже выпить ничего нет... Муж где?" "В душе..." Остановить я его не успела, он рванул в душ, распахнув дверь ногой... Мой голый муж стоял на коврике, вытирался: услышав крики и грохот, он успел вылезти из душа, но не успел одеться. Всё с тем же криком "У тебя должна быть выпивка, не может быть, чтобы не было" сосед кинулся к нему. "Миша, иди на кухню, я сейчас оденусь, мы что-нибудь придумаем, найдём мы тебе выпить", - внешне очень спокойно сказал мой муж. Я похолодела - когда мой муж говорил таким мягким, спокойным голосом, ничего хорошего это не предвещало. Сосед тоже что-то почувствовал, во всяком случае ушел без дальнейших разговоров. "У нас где-то должен быть бренди, помнишь, ребята привозили, а мы его так и не открыли",- сказал муж. "Ты собираешься его поить?" - изумилась я. "Ты что, не видишь, в каком он состоянии? Ему надо срочно выпить, иначе он таких дел натворить может..." Бренди нашелся, муж взял бутылку и ушел с ней на кухню. Когда я туда пришла, Миша уже успел выпить и благодушно разглагольствовал. О жене - какая она дура и уродина, кто б на ней женился, если б не он, и как его угораздило, где были его глаза... О сыне - сын, конечно, родная кровь, и вообще хороший парень, но ведь еврей, ну страшное же дело, у него сын - и еврей; а может, он и не его сын вовсе, не очень-то и похож... "Сходи к Зине, приведи её, пусть его заберёт, стыд какой, люди же вокруг", сказал муж. Действительно, кухня у нас была одна на всех, большая ресторанная кухня, там был народ, и все могли слышать пьяные мишины откровения. Я пошла к Зине, но та не стала уводить Мишу с кухни, сказала - бесполезно, он теперь не уйдёт, пока не упьётся и не свалится, ему много не надо...


На следующий день мой муж сказал Зине, что больше не будет возить их на курсы, пусть договорятся с кем-нибудь другим, с Вадимом, например, он живет недалеко, он согласится... А он с её мужем не хочет иметь ничего общего. Зина пыталась его переубедить - мол, он же такой, только когда выпьет, трезвый он совсем другой, ты же знаешь, но муж не поддался - у пьяного на языке то, что у трезвого на уме. Потом мы еще много чего навидались, за год-то жизни в одном хайме, я Зину очень жалела - вот ведь принц ей достался, не приведи господь, а она его любит. Но муж мой был непреклонен: если она продолжает с ним жить после всех тех унижений, которым он её подвергает, значит, сама виновата, как можно любить такую скотину?


"Дура и уродина" Зина, кстати, одной из первых наших сокурсников нашла работу, в клинике в Дюссельдорфе, шесть дней в неделю там жила и работала, а по воскресеньям приезжала в Кобленц, где они снимали квартиру. Потом, со временем, нашла работу поближе к Кобленцу, также в клинике. Миша работы не нашел, сидел на зининой шее. А сын их Дима стал писателем - две его книги (написанные на немецком) изданы, я нашла их в интернете. Там и фотографии были - маленький худенький Димка превратился в довольно крупного мужчину, только по выражению лица и можно было признать в нем того ребенка, которого мы когда-то знали. Вообще о нём довольно много в инете - он ещё и театральныё режиссер, сам пишет пьесы, даже премии какие-то имеются. В общем, творческий человек, талант явно от папы унаследовал, зря Миша надеялся, что Димка - не его сын. Его, его, никаких сомнений...

Истинная свобода не в том, чтобы делать то, что хочешь, а в том, чтобы не делать того, чего не хочешь.
#22 
delta174 патриот23.01.19 23:05
delta174
NEW 23.01.19 23:05 
в ответ Emilinda 23.01.19 17:18

А у меня сомнения. улыб Миша-то вам своих талантов не продемонстрировал, только на словах. Так может, там все таланты в мальчике - по Зининой линии?

Зря алкоголик Миша напрягался: им татарам на еврейках жениться можно. Только Зине вот это за что?


У меня в школе была коллежка, учительница физкультуры.
Девочка имела, по тем временам судьбу трудную, ибо семью неблагополучную, дружную только по поводу совместного распития. Ребёнок из этой семьи не знал уже, куда ноги унести, но времена-то были альтернативные, и куда - варианты находились быстро. Семью эту девочка променяла на школу и спортивную секцию. Успехи в спорте быстро стали заметны, девочку стали хвалить, школа - направлять, а тренер - поддерживать. Мы же помним, времена были суровые: плохо учишься, могут и из секции выгнать. Совместными усилиями довели девочку до института физкультуры, получила она профессию и кусок хлеба - даже в голодные 90-е бюджетникам их крохи капали достаточно регулярно. Девушка была простоватая, но добрая. И вот даже её позвали замуж - в приличную еврейскую семью! Кроме прочего, больше всего девушку занимал вопрос, она и мне его задавала: А вот почему же евреи-то пьяные на улице не валяются? Расстались мы с ней тогда, когда она ушла в декрет. Надеюсь, что всё сложилось благополучно.

#23 
delta174 патриот23.01.19 23:10
delta174
NEW 23.01.19 23:10 
в ответ delta174 20.01.19 15:54

А вот история о молодой женщине, её мужественной борьбе и о победе смерти - мне рассказала её безутешная мать - она меня потрясла просто. Может быть, мне стоило бы её записать, тогда бы попустило?... Но история не моя, вдруг люди себя узнают? И - не знаю, если писать, то от какого лица? От третьего? - как-то неживо. От первого? А это тяжело. Если я говорю "я", то это я. У меня нет лирических героев, я есть одна.

#24 
Emilinda коренной житель23.01.19 23:53
Emilinda
NEW 23.01.19 23:53 
в ответ delta174 23.01.19 23:05

Конечно, я не знаю, хорошим ли был Миша артистом, мы его на сцене не видели, но в повседневной жизни, когда был трезв, он свои таланты демонстрировал: голос у него действительно был очень красивого тембра, стихи он читал замечательно, анекдоты рассказывал... Думаю, диктором он был хорошим. Трезвый кого хочешь мог обаять, женщины от него таяли. Особенно немки, он их завораживал своим голосом, как сирены завораживали своим пением моряков, они ж его пьяных речей не слышали, а если б и услышали, так не поняли. Немецкий же ему не давался, хотя у актеров обычно память хорошая, а может, от злоупотребления алкоголем у него память отшибло, но словарный запас у него был - как у Эллочки-людоедки. Зато как он произносил эти несколько знакомых слов, с каким выражением, это надо было слышать...

Истинная свобода не в том, чтобы делать то, что хочешь, а в том, чтобы не делать того, чего не хочешь.
#25 
Emilinda коренной житель24.01.19 00:04
Emilinda
NEW 24.01.19 00:04 
в ответ delta174 23.01.19 23:10

Вы не раздумывайте особо, пишите, не литературные критики ж вас тут судить будут. Главное - ввязаться в бой, а там война план покажет!

Истинная свобода не в том, чтобы делать то, что хочешь, а в том, чтобы не делать того, чего не хочешь.
#26 
delta174 патриот24.01.19 08:21
delta174
NEW 24.01.19 08:21 
в ответ Emilinda 24.01.19 00:04

А-а мне-э ле-энь...бебе Я и тут-то сижу, потому что лень что-то ещё делать, это ж шаволицца надо.... И чепятаю я медленно, плохо запоминаю клавиатуру, особенно на 4-х языках. Тут у меня z тут y, тут запятая - ой нет, теперь наоборот, а вот тут сейчас было ä, а теперь надстрочный знак, который надо впечатать одновременно с нажатием другой буквы... Проще бросить )))))))))))))

#27 
Annman постоялец29.01.19 09:31
Annman
NEW 29.01.19 09:31 
в ответ Emilinda 14.01.19 14:33

С интересом прочла Ваши истории. Ждемс ещё. ..🌹

Жuву, цвету и хорошею! О том, что было - не жалею! О том, что будет - не гадаю! А то, что есть - я обожаю!!!..
#28 
Emilinda коренной житель29.01.19 23:01
Emilinda
NEW 29.01.19 23:01 
в ответ Annman 29.01.19 09:31

Я рада, что вам понравилось. Конечно, идею писать семейные истории не оставила, но столкнулась с трудностями. Надо хоть как-то по плану их писать, что ли, а то у меня без всякой хронологии, как попало. Семейные - они ведь многие идут параллельно, потом где-то переплетаются друг с другом, трудно выделить законченные... Может получиться слишком длинно, а я ж не романы тут писать собиралась, просто истории, вытягивая из памяти то, что помню. Уже решила - ладно, начну танцевать от печки, с рассказов мамы, а там видно будет. Дилетантам многое прощается, они ж не профессионалы, с них спрос другой. Если надоест - мне или тем, кто читает - бросить никогда не поздно.

Истинная свобода не в том, чтобы делать то, что хочешь, а в том, чтобы не делать того, чего не хочешь.
#29 
delta174 патриот29.01.19 23:13
delta174
NEW 29.01.19 23:13 
в ответ Emilinda 29.01.19 23:01

Аминь. flower

#30 
Annman постоялец30.01.19 09:28
Annman
NEW 30.01.19 09:28 
в ответ Emilinda 29.01.19 23:01, Последний раз изменено 30.01.19 09:48 (Annman)
Если надоест - мне или тем, кто читает - бросить никогда не поздно.

Такое не возможно бросить. Стоит один раз написать, потом это состояние станет потребностью.

Когда то и я писала) Только писала я про свою жизнь) Моя муза навещала меня вечерами. Любила сидеть в тишине и в полумраке при свечах и писать.

По последним событиям жизненных обстоятельств) не получается сосредоточиться. Но писать тянет всегда! Как воздух и вода..

Я тоже обязательно начну когда-нибудь...


...Моя история очень большая

Она как Века -бесконечная.

На одном листе передать нельзя,

Она бесценна,ведь это жизнь Моя!🌹

Жuву, цвету и хорошею! О том, что было - не жалею! О том, что будет - не гадаю! А то, что есть - я обожаю!!!..
#31 
Emilinda коренной житель05.02.19 00:05
Emilinda
NEW 05.02.19 00:05 
в ответ Annman 30.01.19 09:28

ПОЕЗДКА В КРЫМ


1.

После окончания второго курса института я получила царский подарок - поездку в Крым, на целый месяц! Двоюродный брат Семён с женой Эмилией, по-домашнему Милей, пригласили поехать с ними с одним условием: они меня кормят и поят, не пристают с глупостями, но и я даю им возможность насладиться отпуском, передохнуть хоть иногда от двоих малолетних детей - семилетней дочки Аллочки и её ровесника Николки - сына милиной подруги Нины. Аллочка особых усилий по уходу не требовала, зато за Николкой нужен был глаз да глаз, рядом с ним даже спокойная как удав Аллочка становилась неуправляемой. Но на что только не пойдут родители, чтобы их чадо побыло на море не месяц, а целых два! И не на Финском заливе, а в Крыму! Миля с Ниной скооперировались: Нина поехала в июне с обоими детьми в Крым, сняла по чьей-то рекоендации жильё в поселке неподалеку от Феодосии на 4 недели, мы же должны были приехать в июле и сменить её - остаться с детьми ещё на 4 недели. А от меня требовалось периодически заниматься тем, чем занимаются теперешние бебиситеры.


Мама с папой выделили мне аж 100 рублей, что при тогдашних ценах в частном секторе было вполне разумной суммой: за место брали всего 1 рубль в день, на проезд туда и обратно должно было хватить сороковника, итого - 68 рублей (28 плюс 40), оставалось еще 32 рубля - на развлечения, при моих невеликих запросах этого было более чем достаточно.


С билетами нам повезло - не было билетов на поезд до Феодосии, но почему-то были билеты на самолет до Симферополя, причем, о счастье! именно на нужную нам дату - 2 июля. Никто из нас до тех пор не летал самолётом, никто не был в Крыму, отдыхали только на Балтике, поэтому все были счастливы, не только я, но и Семён с Милей! О том, как мы будет оттуда выбираться, где возьмем билеты на обратную дорогу, мы как-то не задумывались. А ведь взять билеты туда и обратно не было возможности, только в один конец. Ну, все же как-то добираются, и мы доберемся, не война ж в конце концов.


Откуда взялись свободные места в самолете, мы поняли сразу, как только сели в него. Самолет был внеплановый. Пассажиров разместили во втором салоне, закрыли шторку, а потом на борт взошли 4 человека - какая-то то ли правительственная, то ли партийная делегация, но не очень высокого ранга, раз они все-таки летели не в совершенно пустом самолете. Но мне запомнился мой первый полёт тем, как плавно мы летели, как осторожно! Нигде нас не тряхнуло, ни разу не качнуло, даже гула двигателей почти не было слышно, а посадка была настолько мастерской, что мы даже не почувствовали, когда коснулись земли! И ведь это был ИЛ-18, даже не ТУ, тем более не какой-нибудь современный Боинг. Потом, когда я уже стала регулярно летать, я поняла - это было не правило, а исключение! То ли с погодой нам повезло, то ли лётчик действительно был профессионалом высшего класса, но ни разу больше мне не довелось испытать в полёте такое ощущение абсолютного покоя. Вечно то ямы, то турбуленции, то уши закладывает...


В Береговом нас уже ждала худая, как палка, дочерна загоревшая Нина, вид при этом имевшая довольно-таки замученный, а вовсе не отдохнувший. Бедняга, одна с двумя детьми, ни минуты покоя... Укатали сивку крутые горки. Передача детей прошла как по нотам, и Нина укатила домой в Ленинград, отдыхать от своего отпуска. А мы остались, у нас-то всё было распланировано, нас было трое на двоих семилетних детей.


И началась отпускная жизнь. Разместились мы в домике, принадлежавшем комендантше луганской турбазы. Она нам сдала две комнаты, в одной спали Сёма с Милей, в другой - я с детьми. Убирала в домике дочка комендантши Настя, во дворе был огород, в нем разрешалось рвать овощи - огурцы, помидоры - без дополнительной оплаты. Но мы старались не наглеть, Семён почти каждый день ездил с утра пораньше на рынок в Феодосию, приезжал, нагруженный под завязку: сливы, абрикосы, персики, молодая картошка, копченая рыба, свежайший хлеб, яйца, молочные продукты... С обедами дело решалось просто: мы захватили с собой ящик говяжьей тушенки, китайские консервы "Курица в желе", шпроты и гречку. Всё это было страшным дефицитом, недоступным простым смертным, но брат Мили был директором небольшого мясного магазина на Невском, он-то нас этим дефицитом и обеспечил. Миля же не собиралась каждый день готовить на всю ораву разносолы на примусе, она тоже приехала отдыхать, а не батрачить на нас, тем более что мы все были не против консервов, они прекрасно подходили для приготовления быстрых блюд, не требовавших особых усилий: из них варились супы, борщи, их ели на второе попеременно то с картошкой, то с макаронами, то с гречкой, овощи и фрукты были в изобилии - чего еще желать? Но Миля, как хорошая мать, позаботилась и о молоке - дети непременно должны пить молоко! Она договорилась с женщиной, державшей корову, и каждый вечер я ходила к ней с трехлитровой банкой: подоив корову, она наливала мне в банку ещё теплое, парное молоко, закрывала банку пластмассовой крышкой, и я бережно несла её домой - поить детей. Дети пить парное молоко отказывались категорически, Семён тоже, его с удовольствием пила только я одна. К каждой чашке выпитого молока Миля выдавала мне кусок шоколадки, от этого удовольствие только усиливалось. Шоколад "Золотой якорь", несколько плиток которого были также захвачены с собой из Ленинграда, считался самым лучшим, но детям не нравился, потому что был горьким из-за большого содержания какао, но я-то уже тогда понимала толк в шоколаде, горький шоколад с молоком - что может быть вкуснее! По утрам Миля варила на этом молоке манную кашу и какао, дети это любили, я же не брала в рот ни того, но другого, но соглашалась допивать остаток молока, так что все были довольны.


Истинная свобода не в том, чтобы делать то, что хочешь, а в том, чтобы не делать того, чего не хочешь.
#32 
Emilinda коренной житель05.02.19 00:10
Emilinda
NEW 05.02.19 00:10 
в ответ Emilinda 05.02.19 00:05, Последний раз изменено 31.03.19 23:41 (Emilinda)

ПОЕЗДКА В КРЫМ

2.

Позавтракав, все отправлялись на море. Но Миля с Сёмой уходили с моря рано, часов в 12, они были белокожие и боялись обгореть, я же успела загореть ещё дома, во время сессии, а детишки за июнь, проведенный с Ниной, и вовсе почернели, так что мой братец с женой спихнули их на меня почти полностью. Мы с детьми почти весь день проводили на море - с небольшим перерывом на обед и послеобеденный сон. Поначалу я просто не знала, чем их занять, выдумывала для них всяческие игры и развлечения на воде, но потом поняла - их надо научить плавать, иначе они просто сведут меня с ума.


Сама я плавать не умела. Выросла на холодной, порожистой Свири, в которой рисковали купаться только единицы, в том числе и мой папа, который обычно открывал в июне купальный сезон на реке и купался чуть ли не до заморозков. Меня к реке не подпускали, боялись, что простужусь. Во время отпуска, обычно на Рижском взморье, папа предпринимал героические попытки научить меня плавать, но быстро терял терпение - я оказалась категорически неспособна продержаться на воде хотя бы минуту. Наверное, он был плохой учитель. Но и ни одной из четырех моих подруг, которые появились у меня после переезда в более теплые места, к мелкой спокойной речке, также не удалось научить меня плавать...


Когда я поступила в институт, первое, что от нас потребовали, - это сдать зачет по плаванию: надо было проплыть 100 метров любым стилем за любое время. Тех, кто не мог сдать зачет, отправляли учиться - у института был свой бассейн. Я проходила в бассейн полгода, тренер отработал на мне все методики обучения плаванию и в конце концов чему-то научил: я могла проплыть 5 метров на спине. "Ладно, - сказал мне тренер,- проплыви хотя бы 25 метров, можешь даже хвататься за бортик через каждые 5 метров, ещё один семестр я тебя не вынесу. Человека с таким патологичесим стремление утонуть я встречаю впервые в жизни". В общем, плавать я не научилась, зато в совершенстве овладела методиками обучения плаванию - я прекрасно помнила, как меня учили. Так что через неделю Аллочка с Николкой у меня уже плавали как рыбы - вдоль берега, конечно, там, где мне было по пояс. В общем, на собственном опыте я подтвердила тезис: кто умеет, тот делает, кто не умеет, тот учит других.


Проблема с детьми решилась ещё и благодаря тому, что у меня завелся вздыхатель - местный паренёк Вася, на пару лет старше меня. Вася отслужил армию, работал где-то только до обеда, после обеда приходил на пляж - поваляться на песочке, поболтать со мной. Он служил в Чехословакии, участвовал в подавлении Пражской весны, был слегка сдвинут на этой почве, мог об этом говорить часами. Я в разговоре почти не участвовала, не особенно вслушивалась, меня чешские события волновали мало, но Васе надо было выговориться, да и польза от него была мне ощутимая - он за компанию со мной пас детишек, вечером сопровождал меня к молочнице - таскал банку с молоком, ходил со мной на танцы в местный клуб. Даже предлагал научить меня плавать, но я отказалась - плавать мне всё равно не научиться, в этом я была уверена на 100%, а авторитет в глазах детей можно уронить только так. Но и без того отличный получился отдых, никогда у меня такого не было.


Билеты на поезд до Ленинграда Семён добыл, заплатив кому-то лишнюю десятку за купе. Поезд отправлялся в 3 часа ночи, нам пришлось приехать из Берегового в Феодосию около одиннадцати - позже не ходил автобус. Дети, которых в обычный день было не уложить, капризничали от усталости. Семен пристроил их на улице перед вокзалом на надувном матрасе, они сразу заснули. Мы с Милей осталась охранять вещи и детей, а мой братец пошёл на разведку - кто-то сказал, что поезд наш стоит на запасном пути, и он решил, что надо попытаться его найти, может, удастся проникнуть в него до официального объявления о посадке, чтоб хотя бы отдохнуть. Вернулся он через полчаса с двумя новостями - плохой и хорошей. Плохая новость - в поезде, который он таки нашел, всего 12 вагонов, а у нас билеты - в четырнадцатый вагон. Ждать официальной посадки нельзя, раз не хватает двух вагонов - будет неразбериха, имеющиеся вагоны будут брать штурмом, кто смел, тот и съел, мы с нашими двумя детьми и чемоданами никуда не пробьёмся и сможем рассчитывать в лучшем случае на откидные сидячие места в коридоре или на багажные полки в платцкартном вагоне - перспектива не из приятных, у нас впереди две ночи и день в поезде. Хорошая новость - он свел знакомство с проводником одного из имеющихся купейных вагонов, который за деньги согласился пустить нас в поезд, но идти надо прямо сейчас. Так что - надо разбудить детей и идти к поезду.


Сонные дети, спотыкаясь и что-то бормоча в полусне, брели в темноте, мы тоже еле тащились, нагруженные вещами - идти оказалось не так уж и близко. Но в конце концов мы дотащились. Проводник открыл нам купе, дал постельное бельё и строго-настрого предупредил: дверь запереть, никуда не выходить, пока он не даст оттмашку, никому не открывать - будут ломиться при посадке, кричать, требовать открыть - не обращать внимания, сидеть тихо, голоса не подавать, дверь кроме него никто открыть не сможет, а уж выломать её тем более не под силу никому. Так что - сохранять спокойствие, и всё будет путём. Мы застелили матрацы, пристроили детей, улеглись сами - и заснули как убитые.


Конечно, мы были предупреждены о том, что нас ожидает во время посадки, но как оно будет на самом деле, мы даже не могли себе вообразить. К нам ломились все по очереди, орали, требовали проводника, начальника поезда, ругались матом, угрожали всеми карами небесными, пытались сломать замок и вышибить дверь. Всё это продолжалось и после того, как поезд тронулся. Мы с Милей тряслись от страха, Семён нас успокаивал, как мог, с ужасом мы представляли, что вот-вот проснутся дети, и тогда уж нас точно обнаружат. Но - удивительное дело: дети не проснулись, они так устали, что им всё было нипочем. У нашей Аллочки, конечно, сон был богатырский, когда она засыпала, можно было из пушек палить - ее все равно было не добудиться, но нервный Николка всегда спал довольно чутко. Однако в этот день, на наше счастье, даже он спал мертвым сном.


В конце концов все как-то утряслись, и мы наконец смогли заснуть. Проводник появился только часам к семи, освободил нас от плена. Но мы уже никуда не хотели, только спать, спать, спать... День прошел без приключений, если не считать дикую жару в купе приключением. Единственным спасением было - намочить простыню и в нее замотаться. Дети пристроились вдвоем на верхней полке, смотрели в окно, играли в свои игры, ни к кому не приставали - вели себя примерно, сил не было даже шкодничать. Проезжали через Украину, там на остановках продавали всякую снедь - вареную картошку, малосольные огурца, отварную кукурузу, фрукты ведрами... Я ничего не покупала - боялась отстать от поезда, держалась возле вагонной двери, а бесстрашная Миля купила 2 ведра абрикосов на варенье. Ночью опять случилось происшествие. Дети не хотели уходить с верхней полки, так и заснули на ней вдвоем, а среди ночи мы проснулись от грохота: Николка во сне спихнул Аллочку с полки, она свалилась на разложенный столик, но очень удачно, ничком: ноги свисали по одну сторону столика, голова и руки - по другую, при этом она не только ничего себе не сломала, а даже и не проснулась, продолжала спать как ни в чем не бывало. Утром стали искать на ней синяки, но и синяков не обнаружили, в общем, чудо какое-то.


Это было в июле, а в декабре у Мили вдруг начались сильные головные боли. Я пришла к ним перед Новым годом, она пожаловалсь мне - ужасно болит голова, вчера даже сознание от боли потеряла, никакой пенталгин не помогает, надо к врачу сходить. Я не поверила - Миля, которая никогда ничем не болела, даже насморком - и вдруг жалуется на какую-то головную боль. Но это оказалась не просто головная боль. Милю положилив клинику. Сначала подозревали воспаление паутинной оболочки мозга, но никакое медикаментозное лечение не помогало, тогда решили оперировать. У неё оказалась неоперабельная опухоль мозга. В феврале она умерла. Ей было только 33 года. Хирург сказал - она там давно дремала, эта опухоль, очень давно, но что-то послужило толчком к её росту, возможно, поездка в Крым...

Истинная свобода не в том, чтобы делать то, что хочешь, а в том, чтобы не делать того, чего не хочешь.
#33 
Emilinda коренной житель13.02.19 14:26
Emilinda
NEW 13.02.19 14:26 
в ответ Emilinda 05.02.19 00:10

ФАМИЛИЯ


Сколько я себя помню, мою фамилию с первого раза не мог произнести никто. Новые учителя обычно с месяц не вызывали меня к доске - привыкали, а может, тренировались в произнесении без ошибок, им обычно хватало позора с перекличкой в начале знакомства. Когда директор или завуч знакомили нас с новым учителем, мои одноклассники обычно затихали в ожидании спектакля, и не зря: для нового человека фамилия моя была совершенно непроизносима, бедные неподготовленные к такому подвоху учителя краснели, бледнели, спотыкались, заикались, пока наконец с третьей, а то и четвертой попытки наконец произносили: "Л---д". Я этим бессовестно пользовалась, месяц могла спокойно не учить историю-географию-биологию и иже с ними без ущерба для оценок. Через месяц учителя обычно собирались с духом и вызывали всё-таки меня к доске. Деваться им было некуда, надо же было аттестовать ученицу. Фамилия дейсвительно была довольно длинная, со странным сочетанием согласных, мало того, что нерусская, так и вообще не понять, чья. Конечно, до названия норвежского вулкана Эйяфьядлайёкюдль не дотягивала, но немного, совсем чуть-чуть. Я сама долгое время не встречала ни одного человека с такой фамилией - ни в жизни, ни в литературе, ни в искусстве, ни в науке, так что считала, что мы - единственные носители редчайшей в СССР фамилии. В общем, моих русских учителей можно понять, почему они впадали в ступор, увидев такое безобразие в классном журнале.


Но однажды редкость фамилии сослужила свою службу. Мой отец и его младший брат потеряли друг друга во время войны. Отец - кадровый военный врач, после войны продолжал служить в армии, а когда демобилизовался, не смог вернуться обратно в Ленинград - не было работы, пришлось ехать работать в область, даже не город - в рабочий поселок. А его брат, перед войной закончивший лётное училище, женился на медсестре, которая вЫходила его в госпитале после тяжелого ранения и увезла к себе на родину. И долгие годы братья ничего друг о друге не знали. Но совершенно случайно, уже в 70-тые годы, на глаза моей маме попалась газетная статья в Комсомольской правде о Валерии Захаровиче Л----де, уроженце города Абакан. Сочетание фамилии и отчества навело мою маму на мысль, что, возможно, герой очерка - сын папиного младшего брата Захара. Мама написала в адресное бюро Абакана, указала личные данные Захара, включая дату рождения - и, о чудо, получила справку о его домашнем адресе. Правда, братья так и не увиделись, они оба были уже немолоды и тяжелы на подъем, расстояние между городами было слишком большим, но переписывались, обменялись фотографиями, папа посылал Захару лекарства, которые трудно было достать в Абакане. Когда Захар умер (он к тому времени уже был очень серьезно болен), мама продолжала переписываться с его женой Марией, а когда не стало и её, вместо неё стал писать их сын Валерий. Он жил (и до сих пор живет) в Москве, и мы с мужем с ним всё-таки познакомились, были у него пару раз до отъезда, и он с женой приезжал к нам в Германию. Теперь мы уже не переписываемся - перезваниваемся.


Кстати, здесь, в Германии, я познакомилась с женщиной, оказавшейся в таком же положении, как я, только после замужества - у её мужа была фамилия Бреннеркессель.Менее экзотичная, чем моя - она всё-таки имела смысл, если её перевести с немецкого, но тоже в России не из часто встречающихся. Она сказала, что все (родители, сёстры) её уговаривали оставить девичью, такую красивую, фамилию Ильинская, не менять незнамо на что, но она не согласилась - как можно, это же для мужа окорбительно. Ну, и испытала на себе, каково это - жить в России с такой иностранной фамилией. Зато здесь, по приезде в Германию, она услышала от преподавательницы на курсах немецкого: "Слава богу, наконец-то нормальная фамилия!" Разумеется, среди русских фамилий типа Щучкин или Цуцик, да ещё записанных во французской транскрипции, фамилия Brennerkessel была нормальнейшей из нормальных.


Ну, довольно отступлений, а то я так никогда не закончу, вернемся назад к моей фамилии. Не помню год, когда это произошло, но думаю, в начале в двухтысячных, раз наш младший сын успел закончить университет и уже работал. Однажды он позвонил нам и озадачил интересным вопросом. В интернете он нашел обращение ко всем, кто знает что-либо о семье Л----д, жившей когда-то в Витебске. Прилагался адрес электронной почты, куда писать, фамилия там фигурировала чисто русская - Суворов, что было по меньшей мере странно. Сын спрашивал меня - ответить или нет, помню ли я что-нибудь из истории семьи моего отца. Конечно, ответь, сказала я, мне очень интересно - кто такой этот Суворов и почему его интересует наша история. Сын написал, ответ пришел очень быстро. Этот самый А. Суворов из США на самом деле оказался Алексеем Л----дом, Суворовой была его жена. Переехав в Америку, он занялся своей родословной и с удивлением обнаружил, что все без исключения Л----ды, которых в Америке оказалось не счесть, - родственники, имеют одного общего предка, все они выходцы из Витебска (их предки покинули Россию после еврейских погромов конца 19-го - начала 20-го века и осели кто где), родословная уже имеется, надо только туда вставить свою ветку. Он свой кусок уже вставил, мы, если хотим, можем сделать то же самое. Выяснилось, что мой дед и его прадед были двоюродными братьями, они-то как раз никуда не уехали, остались в России, а почти все остальные подались в Америку. Но они потом еще расселились, немного есть в Канаде, часть в Южной Африке, совсем мало - в Израиле. В Германии нет никого с такой фамилией, я проверяла. В общем, мы обменялись фотографиями, я нашла своего деда с его первой женой и дочкой на его фотографиях, он - своего прадеда на моих, мой двоюродный брат Валерий прислал еще какие-то фото - нашего деда, тетки Фани, родной сестры наших отцов, где она еще девочка-подросток, папиного брата Захара в молодости - в летной форме, в шлеме... Мой сын нарисовал нашу ветвь семьи Л----д и с фотографиями, описанием, контактными данными отправил Алексу в Америку.


А месяца через три мы получили полное генеалогическое древо нашей семьи, включая и нашу ветвь. Оно оказалось на редкость могучим, там кого только нет - и писатели, и спортсмены, и банкиры, и дипломаты, и ученые там присутствовали, множество ссылок на них есть в интернете. Однажды мне даже позвонила какая-то дама из нашего клана, живущая в ЮАР, она была по делам в Германии и горела желанием со мной пообщаться. Но тут случился облом - для телефонного общения моих знаний английского оказалось маловато, а она не знала ни слова по-немецки...

Истинная свобода не в том, чтобы делать то, что хочешь, а в том, чтобы не делать того, чего не хочешь.
#34 
Emilinda коренной житель21.03.19 18:02
Emilinda
NEW 21.03.19 18:02 
в ответ Emilinda 13.02.19 14:26, Последний раз изменено 31.03.19 23:48 (Emilinda)

КУРИНАЯ ИСТОРИЯ


Эта история - из голодных 90-х. Ну, это были ещё не самые голодные - в магазинах уже было пусто, но был базар, наша палочка-выручалочка... Я работала в очень удобном месте - почти возле центрального рынка, в обед ходила туда за овощами-фруктами-картошкой. Были там и крытые павильоны - мясной, молочный, да только к обеду в них уже почти ничего мясо-молочного не оставалось, только изредка могло повезти, перепадала какая-нибудь завалявшаяся некондиционная курица. Всё мало-мальски стоящее раскупали с утра пораньше - у всех появились деньги, на которые купить было нечего и негде, кроме как на рынке...


И вот однажды мне несказанно повезло: возвращаюсь я с работы, а возле остановки стоит машина, с которой продают живых кур! По три штуки в одни руки. Смотрю я на это великолепие и говорю себе - иди, мать, мимо, ты же не сможешь убить живую курицу, и муж твой не сможет. И так мне обидно стало - ну почему, почему я такая никчемная, вон же народ стоит в очереди, все могут, а я даже представить себе не могу, как я этих птиц не то что убить - а до дому донести смогу, они же трепыхаться будут!


И я уже почти ушла, но тут подходит ко мне соседка Лиза, в очереди она стояла, и говорит:


- Становись передо мной, я уже близко, возьму и на тебя тоже.


Я ей все, как на духу, и выложила - что ни донести, ни убить, ни даже ощипать этих птиц я не в состоянии. Ну, не могу я... И тут она, добрая душа, аж рассвирипела:


- Ты что, дура, в кои веки повезло, а она от своего счастья отказывается. Становись, тебе говорят, я сама за тебя всё сделаю!


И потащила она 6 кур (их за лапы связывали по 3 штуки), отдав мне свою сумку, и сама их обработала, мне принесла уже совершено чистыми: ощипанными, осмоленными и без внутренностей. Сказала:


- Всю ванну загадила, но какая уж разница - 3 или 6, всё равно убирать.


А я как запах этих кур почувствовала, так меня аж затошнило с непривычки. Соседка заметила, что я позеленела, и сразу поняла, что со мной:


- Так, всё с тобой ясно, положи их в холодильник, пусть полежат там день-другой, перестанут свежатиной пахнуть, тогда и вари. Ты ж небось в жизни свежей курицы не ела?


Конечно, не ела, где я, до мозга костей городская жительница, могла есть свежеубитую курицу? Но ничего, через пару дней моё семейство уже с удовольствием уплетало эту райскую птицу. Мне кажется, вкус её я помню до сих пор. Ни до, но после я никогда не ела такой вкусной курицы. И как же я была ей благодарна, Лизе этой, спасительнице моей...




Истинная свобода не в том, чтобы делать то, что хочешь, а в том, чтобы не делать того, чего не хочешь.
#35 
Emilinda коренной житель23.04.19 15:08
Emilinda
NEW 23.04.19 15:08 
в ответ Emilinda 21.03.19 18:02, Последний раз изменено 25.04.19 23:35 (Emilinda)

ПЕТЕР И ДОРОТИ

1.
Эта история произошла на втором году нашей жизни в Германии. Мы уже закончили языковые курсы, но всё еще жили в хайме - отеле под эгидой Красного Креста в горном курортном местечке в Вестервальде, в совершеннейшей глуши: никакого общественного транспорта поблизости, до ближайшего автобана - 30 км по горным дорогам. Муж как раз получил от биржи курсы по специальности на полгода на фирмe Siemens. Ездить надо было в Кёльн, он попытался ездить туда на своей машине - по времени выходило долго, во-первых, из-за горных дорог, не позволявших разгоняться, во-вторых, из-за пробок - в часы пик все съезды на Кёльн и выезды из Кёльна были забиты. Тогда муж попробовал ездить иначе - на машине только до ближайшей железнодорожной станции, а дальше - на поезде. Это был не самый короткий, зато самый быстрый путь - без пробок. А не перебраться ли нам прямо к станции? - возникла у нас идея. Всё равно надо когда-то уходить из хайма, каким бы комфортабельным он ни был. Сказано - сделано.


Городок с ближайшей железнодорожной станцией был маленьким, всего 6000 населения, однако же районный центр со всеми полагающимися этому статусу организциями и учреждениями, гордившийся тем, что до объединения Германии это был самый маленький Kreisstadt в ФРГ. С квартирами в нем было напряженно, зато без особых проблем можно было снять дом. Или полдома. По цене, которая даже у биржи не вызывала никакаких возражений. Так мы и поступили - сняли полдома (4 комнаты, два этажа, чердак, подвал, небольшой участок) с полной меблировкой (мебель была антикварная) у семьи пенсионеров, которые жили во второй половине дома, пристроенной позже. Правда, оказалось, что стены у снятого нами домика - картонные, и от открытых газовых каминов глубокой осенью и зимой толку мало, а соседи в доме напротив держат корову, которая периодически утробно мычит, но всё-таки мы продержались там 10 месяцев, с ноября и до конца лета. Весной и летом там было чудесно, но памятуя о прошлой зиме, мы не рискнули остаться там ещё на одну зиму, сняли опять же полдома, но уже построенных капитально.


Но всё это было уже потом, а пока мы просто радовались, что наконец нашли нормальное человеческое жильё, пусть временное, но всё-таки не общежитие. Прописались, поставили на учет машину, зарегистрировались в Ausländerbehörde - всё как положено. Как вдруг раздался телефонный звонок. Муж был на курсах, трубку сняла я. Звонил шеф Ausländerbehörde. Вежливо представившись, спросил - не возражаю ли я, если он к нам наведается.


- У нас какие-то проблемы? Документы не в порядке? - струхнув, спросила я.


- Нет-нет, всё в порядке, просто хотелось бы поговорить с вами в неформальной обстановке, - ответил шеф АБХ.


Разумеется, я не стала возражать. Да и с чего бы? Пусть приходит. Мы договорились на субботу, когда дома все, и муж в том числе.


Звонок в дверь раздался минута в минуту. Кроме шефа АБХ, у двери стояли еще двое. Высоченный старик скандинавского типа со шкиперской бородкой и маленькая худенькая женщина, лет на 10 моложе старика. Шеф АБХ извинился, что сделал нам сюрприз, придя не один. Представил нам старика и женщину.


- Это,- сказал он, - пастор Петер Гляйс и его жена Дороти. Они очень хотели пообщаться с вами. Я здесь по их просьбе.


Оказалось, пастор Гляйс пришел предложить нам свою помощь. Мы не поняли - какую именно.


- Спасибо, у нас всё есть, нам ничего не надо,- словами из анекдота в переводе на немецкий ответил мой муж.


- Может быть, вы хотите съездить в Израиль?- спросил пастор. - Я вожу туда экскурсии, уже 12 лет. В марте мы опять летим туда.


В Израиль мы хотели, даже очень хотели, мы ещё никогда там не были. Но нам не нужна была поездка с проживанием и экскурсиями, всё это нам обещали многочисленные друзья и родственники, приглашавшие нас.


- Не проблема, - сказал пастор. - Совсем не обязательно оплачивать всю поездку целиком. Вы можете только лететь с нами, в любом случае билеты на самолет обойдутся вам вдвое дешевле обычной цены.


- Мы согласны, - сказала я быстро, не дожидаясь мужнина ответа. Чего тут раздумывать? Надо ехать!


Тут до моего мужа дошло, что всё это не шутки. И если к тебе приплыла золотая рыбка и спросила: "Чего тебе надобно, старче?" - надо отвечать честно, но по возможности не наглея. Так что, пока мы с пастором осуждали детали будущей поездки, муж спросил шефа АБХ:


- А нельзя ли нам получить Reiseausweise für Flüchtlinge?


С нашими советскими паспортами мы имели большие проблемы. Практически для любой поездки - даже в соседнюю Бельгию - в то время требовались визы. А синий Reiseausweis für Flüchtlinge, в просторечии именуемый Fremdenpass, эти проблемы решал, хотя бы по странам Европейского Союза можно было ездить без виз. Получить такой паспорт считалось большой удачей, контингентным беженцам их выдавали очень редко, в основном по незнанию, ошибочно считая Kontingentflüchtlinge относящимися к Flüchtlinge вообще.


- Я попробую, - сказал шеф АБХ.


И слово своё сдержал, выдал нам Reiseausweise für Flüchtlinge, а ребенку - Kinderausweis, вообще-то положенный только имеющим немецкое гражданство. Это было уже на грани чуда, если не вовсе за гранью.


Мы не имели ни малейшего понятия, с чего вдруг свалились на нас такое везение. С какой стати эта троица решила нас облагодетельствовать?


Узнали мы об этом уже после поездки в Израиль, когда по-настоящему подружились с пастором и его женой.

Истинная свобода не в том, чтобы делать то, что хочешь, а в том, чтобы не делать того, чего не хочешь.
#36 
Emilinda коренной житель25.04.19 23:26
Emilinda
NEW 25.04.19 23:26 
в ответ Emilinda 23.04.19 15:08, Последний раз изменено 25.04.19 23:34 (Emilinda)

ПЕТЕР И ДОРОТИ

2.

Жизнь пастора Гляйса не была легкой. Он родился в 1923 году, в девятнадцать лет попал на Восточный фронт, под Сталинград. Повоевать почти не успел - сразу попал в плен. Он был счастлив - для него война закончилась. Жизнь в плену, конечно, не сахар, но он выжил. Сказал - благодаря молитвам. Надеяться, кроме как на бога, было не на кого, он был из религиозной семьи, вот и молился. Работал не покладая рук, он был сильный и многое умел, так что был на хорошем счету в лагере. Победа в 1945 году не сильно изменила его жизнь -- в Германию он вернулся только в 1954 году. Но он не роптал - сказал, искупал вину за всех немцев. То, что попал в плен, считал счастьем и промыслом божьим - был уверен, что если бы не плен, он бы там, на Восточном фронте, непременно сгинул, плен - это была большая удача. Когда вернулся, решил стать евангелистским священником. Выучился, получил приход, женился на Дороти, которая была сильно моложе него. Она была из Силезии, ее семья жила там испокон веку, но после окончания войны, где-то в начале 50-х годов прошлого века, их депортировали из Польши в Германию,там они с Петером и встретились.


У них было трое детей, девочки, но Петер с Дороти на этом не остановились. Кроме своих, они воспитали еще троих приемных детей: двух девочек-кореянок, сестричек, и мальчика из Пакистана. Когда мы с ними познакомились, все девочки были уже замужем, у них подрастало уже 7 внуков, только пакистанец был пока не женат. Корейские девочки вышли замуж за немцев, причем от одной у них были типично немецкие внуки, а внучка от другой была чистой воды кореянкой, одна-единственная. Вживую мы их, правда, не видели, но Дороти показывала нам фотографии.


Жизнь их текла размеренно и упорядоченно, когда вдруг Петер понял - это неправильная жизнь. Это было что-то вроде Голоса свыше - то ли сон, то ли видение, я не очень поняла, но Петер осознал, в чем состоит его жизненное предназначение. Конечно, он несет людям слово божие, но не по-настоящему: умом, а не сердцем. А надо - именно сердцем. И когда он вышел в отставку (ну, или как там это у священников называется), он продолжал проповедовать, но уже не в церкви, а у себя дома. Выходило - не новая религия, но что-то типа секты, у него появились последователи. В принципе, от евангелического учения он не отошел, единственное, во что он уверовал с подачи Голоса и чего не было в евангельском учении, так это вера в то, что мир жив, пока живы евреи. И их надо всячески поддерживать, и им надо всемерно помогать выполнять свою миссию. Это он и проповедовал. И потому стал возить группы христиан в Израиль, наладил связи с мессианскими евреями (мессианские евреи - почти христиане, они верят в то, что Христос был мессией, в то время как все остальные приверженцы иудейской веры в это не верят и продолжают ждать мессию - спасителя). А тут ещё и мы подвернулись - настоящие живые евреи, первыми приехавшие в городок из развалившегося СССР, которые в глазах Петера явно нуждались в помощи, хотя сами этого и не осознавали. Начальник АБХ был его прихожанином, с ним он и договорился, что он нас друг другу представит, он мечтал совершить доброе дело прямо тут, на месте, можно сказать, не отходя от кассы.


Но их желание помочь и поддержать распространялось не только на евреев. Уже при нас они поехали с гуманитарной помощью в Волгоградскую область, туда, где Петер попал в плен.


- Вы представляете, что удивительно - больше 50-ти лет прошло, а там ничего не изменилось! Те же ветхие деревни, те же ужасные дороги, те же бедные люди,- делился он с нами впечатлением от поездки.


Но нас это почему-то не удивляло...


Мы с ними и в самом деле подружились. Они жили в деревушке неподалёку от нас, всего 8 км, регулярно бывали в нашем городке, периодически заезжали нас проведать, да и к себе приглашали. У них был чудесный старый дом с огромным, не по-немецки заросшим садом, очень уютный, с большой террасой, с грилем, с кормушками для птиц, с лесом практически сразу за оградой. Мы любили там бывать. Помню, как нас удивило, когда они предложили нам перейти на ты. Для нас это было непривычно, мы были иначе воспитаны. Но потом мы привыкли и воспринимали такое обращение на ты к людям значительно старше себя как само собой разумеющееся.


Потом Дороти заболела. У неё был рак, но, слава богу, неагрессивный. Мы навещали её после операции. Поразительно она выглядела - как довольный жизнью человек. Нам она сказала, что смерти не боится, ей не о чем беспокоиться, богу виднее - жить ей дальше или земное её существование заканчивается, но она почему-то уверена, что час её ещё не пробил. Всё и в самом деле закончилось хорошо - без облучения, без химии.


Через пару лет они собрались продать дом и перебраться к старшей дочери, у которой был дом с Einliegerwohnung. Они решили, что так будет проще для всех - и забот меньше, и дочь рядом. Так они и сделали. А потом и мы переехали из нашего маленького городка в Кёльн, где муж нашел очередную работу, так что больше мы с ними не виделись, только обменивались открытками. Так мы узнали, что Петера больше нет, но он прожил долгую жизнь - до преклонных 95 лет. А Дороти всё еще жива, мы получили от неё открытку на Песах,с поздравлением. Ей ещё нет и девяноста.


Праведники.

Истинная свобода не в том, чтобы делать то, что хочешь, а в том, чтобы не делать того, чего не хочешь.
#37 
Emilinda коренной житель03.06.19 15:28
Emilinda
NEW 03.06.19 15:28 
в ответ Emilinda 25.04.19 23:26, Последний раз изменено 03.06.19 15:29 (Emilinda)

ИСТОРИЯ БОЛЕЗНИ


Эта история произошла в конце девяностых. Как-то в октябре, после поездки на море, я заметила на груди у мужа странные розовые пятна, вернее, бледно-розовые круги небольшого диаметра, похожие на укусы. Или на лишай. Ни в лишай, ни в укусы я не верила - животных у нас нет, на глаз определить, что это за болезнь, не смогла, потому забеспокоилась.


- На кожное заболевание не похоже, - авторитетно заявила я мужу.


Мой папа был кожным врачом, в детстве я проштудировала все его книги по кожным и венерическим болезням, так что муж считал, что мне можно доверять.


- Может, это какая-нибудь аллергия - на солнце, например, - сказала я мужу, - надо сходить к врачу.


Пятна мужу не мешали, снаружи их было не видно, но, посопротивлявшись, он все-таки пошел к дерматологу. Ничего кожного тот у него не нашел, сделал тест на аллергию, сказал - аллергия на кошачью шерсть.


- Какая, к дьяволу, кошачья шерсть, если я с кошками не соприкасаюсь.?


Так оно и было. Собаки были, а кошек не держал никто - ни мы сами, ни наши дрзья, ни родственники.


- Ну, мало ли, - возразила я, - дома не соприкасаешься, но мы же жили в отеле, чем черт не шутит, а вдруг там до нас жил кто-то с кошкой?


Пятна продержались всю осень и зиму, а к весне сошли сами собой, как будто их и не было никогда. Летом мы опять были на море - пятна не появились. Гипотеза о солнечной аллергии не подтвердилась. Но после второй поездки на море, в сентябре, всё повторилось - пятна были тут как тут.


Муж опять пошёл к дерматологу, на этот раз к другому. Рассказал про якобы аллергию на кошек, в которую не верит.


- И правильно не верите, - сказал врач. Никакая это не аллергия, вон видите, эти круги шелушатся. У вас - псориаз!


Только этого нам не хватало... А у вас в квартире газ, а у нас - псориаз! Это уже не шутки, это серьёзная болезнь, чреватая всяческими неприятностями. Но я вспомнила картинки в папиных книгах, пятна при псориазе совершенно не были непохожи на мужнины пятна, ну просто ничего общего! Нетипичный такой псориаз... Я заикнулась о консультации с ещё одним врачом, муж ответил:


- Нафиг! Псориаз это или нет, жить с ним можно, полгода есть пятна, полгода нет, да и не беспокоят совсем, если не разглядывать себя в зеркало.


Так мой муж и делал: забывал про пятна, через полгода они проходили. Продолжалось это лет 5. А потом мы поехали в Питер - на встречу по случаю очередной годовщины окончания института. И муж случайно услышал рекламу какого-то медицинского центра, который предлагал новые методы лечения псориаза. Позвонил туда, нас приняли с распростертыми объятьями.


- Мне нужна только консультация, мы тут всего на неделю, о лечении речь не идет, - сразу расставил точки над i муж.


- Консультация так консультация, - согласилась старушка-божий одуванчик, примерно возраста моего папы. - Показывайте, что у вас.


- А нечего показывать, у меня пятна только осенью и зимой бывают, а сейчас июнь. Я их только описать могу.


- Ну, опишите, - согласилась старушка.


Муж описал.


- А с чего вы взяли, что это - псориаз?


- Так мне такой диагноз поставили, лет 5 назад. Я поверил.


- А зря, - сказала врач. - Нет у вас никакого псориаза. Расскажите-ка мне лучше, что вы осенью-зимой едите такого, что весной и летом не едите. Что-нибудь этакое, сезонное...


- Да у нас круглый год одни и те же продукты... Даже и не знаю, что сказать... Хотя да, есть! Арахис в скорлупе, он как раз свежий осенью появляется, я его всю зиму грызу... А потом - всё, до следующего урожая.


- Во-о-т! Думаю, это оно и есть. Арахис - очень сильный аллерген, прекратите его есть, а там видно будет.


Мы сказали спасибо, заплатили какую-то смешную сумму - то ли 5, то ли 10 евро, и ушли. Муж перестал есть арахис. Двадцать лет прошло - больше пятна не выступили ни разу.


Интересно, жива ли еще та врач? Сомнительно, она уже и тогда была очень стара. И вообще - сохранились ли еще где такие диагносты или они все вымерли, как мамонты? В Германии их уж точно нет. А в России?

Истинная свобода не в том, чтобы делать то, что хочешь, а в том, чтобы не делать того, чего не хочешь.
#38 
Emilinda коренной житель06.07.19 20:06
Emilinda
NEW 06.07.19 20:06 
в ответ Emilinda 03.06.19 15:28

ЯСНОВИДЕНИЕ


Это давняя история произошла в те времена, когда еще не умели определять пол плода у беременной женщины. Я была беременна вторым ребенком, назрела необходимость поставить об этом в известность семилетнего сына. Сын, как и ожидалось, восторга не выразил. Сказал:


- Лучше бы ты щеночка родила.


Ясное дело - столько лет был единственным сыном, единственным внуком обоих бабушек и дедушек, пупом земли, можно сказать, а тут раз - и ещё какой-то неведомый ребенок появится. Лучше уж щенок...


- Нет, - сказала я. Щеночка не могу - щенки только у собак родятся, а я же не собака. Могу только брата или сестричку. Вырастет - будет у тебя друг, будет с кем гулять, играть...


- Ладно, - сказал сын, - но тогда роди хотя бы мальчика, а не девочку. Можешь?


- Нет, ответила я, - по заказу не могу, никто заранее не может знать, мальчик или девочка у него родится. Но ты не переживай - с девочкой можно так же хорошо играть, как и с мальчиком, особенно если это твоя родная сестричка.


С тем ребенок и ушел. Но через пару дней опять вернулся к этому разговору. Видно, обдумал наш разговор и не поверил, что нельзя родить мальчика по заказу.


- Мама, -спросил он, - а ты кого хочешь - мальчика или девочку?


- Мне всё равно, - ответила я, - кто родится - того и буду любить. На самом деле это было не так, я хотела девочку, но не говорить же это ребенку...


- А папе?


- И папе всё равно.


- Мамочка, мне не всё равно! Роди мальчика, я тебя очень прошу! Я знаю, вы хотите родить девочку, но учтите - я её любить не буду, и играть с ней не буду, и гулять не буду...


Чем он там руководствовался, какие выводы сделал для себя, я не знала и выяснять не собиралась, но его горячность, то, как он это сказал, меня просто испугала. Я уже собралась его успокоить, но тут вмешался папа.


- Слушай, старик, - сказал папа, - мама не знает, но я знаю точно: у неё родится мальчик. Так что не волнуйся, спи спокойно, всё будет хорошо. Будет так, как ты хочешь.


Когда сын ушел, я набросилась на мужа:


- А теперь скажи, как ты будешь оправдываться перед ним, если родится девочка?


- Всё нормально, никаких девочек у тебя не будет, а будет ещё один сын.


- Ну с чего ты взял? Ты же знаешь, я так хочу девочку...


- Это твоё дело. Можешь хотеть, можешь не хотеть - от тебя ничего не зависит. Всё будет так, как я сказал.


Он оказался прав. Вторым ребенком тоже оказался сын. На чем была основана убежденность мужа, я так и не поняла. Да он и сам толком не понял, как я его потом ни пытала - ничего разумного он ответить не мог. Просто в тот момент знал, что должен сказать сыну именно то, что сказал.

Истинная свобода не в том, чтобы делать то, что хочешь, а в том, чтобы не делать того, чего не хочешь.
#39 
Emilinda коренной житель20.07.19 17:00
Emilinda
NEW 20.07.19 17:00 
в ответ Emilinda 06.07.19 20:06

ЯСНОВИДЕНИЕ 2

Наш старший сын родился красавцем - сразу беленький, с длинными ресницами, с темными бровями и длинными черными волосами. В те времена деток в роддоме запелёнывали с головой (только личико выглядывало), но его жесткие волосы торчали во все стороны даже из-под косыночки. Они, правда, потом выпали, но новые выросли еще лучше, потому что не торчали, а вились красивыми кольцами и были намного светлей. В палате, где я лежала, было 12 женщин. Детей привозили на двухярусной каталке - 6 сверху, 6 снизу, санитарка их раздавала. Мамашам в очереди делать было нечего - устраивали конкурсы на самого красивого ребенка. Самым красивым всегда оказывался мой.


С младшим всё было иначе. Я его родила в срок, даже переходила немного, но при нормальном росте в 52 см весил он явно недостаточно, всего 2800. Худющий! И если б только это. Он был красен, абсолютно лыс - ни волос, ни бровей, ни ресниц, глаз не было видно из-за отека - одни щелочки, но нос гордо торчал, явно великоватый для такого крохотного личика. Кожа на лице была покрыта розовыми точками, тельце шелушилось, а на лопатках рос серый пух.


- Боже, кого я родила, - ужаснулась я, когда мне его показали уже помытого, - жуть какая!


К первому кормлению подтянулось всё моё семейство (палата была на первом этаже). Муж, сын, свекровь со свекром - все собрались под окном: ждали, когда принесут младенца, с нетерпением. А я - со страхом, я понимала - такой ребенок не может понравиться никому. Конечно, шелушащейся кожи и пуха на спинке они не увидят, думала я, но и лица достаточно.


Принесли детей, я покормила своего, поднесла к окну. Эту немую сцену надо было видеть! Почти как в "Ревизоре". Молчали все, даже муж, готовый ко всему (я его готовила), онемел. И тут раздался голосок моего старшего сына:


- Какой хорошенький!


Обстановка сразу разрядилась. Свекровь сказала:


- Он же не девочка. Мужчине совсем не обязательно быть красавцем.


- И хорошо, что не девочка, - встрял старший сын,- зачем нам девочка?


- Подождите, - сказал муж, - вот подрастет, ещё красавцем будет, не все же красавцы сразу с рождения.


Как в воду глядел. Участковый детский врач, немолодая усталая женщина, раз глянув на наше чудо, сразу сказала:


- Не волнуйтесь, это все пройдет. Пух на плечах скатывайте хлебным мякишем, кожу смазывайте маслом, отеки, точки на личике - все само пройдет, ничего делать не надо.


- Я понимаю. И брови с ресницами вырастут, и волосы. Но нос, доктор? Это же не пройдет!


- И нос пройдет. Вес наберет - и нос уже не будет казаться таким большим.


Так и вышло. Уже в полгода, набрав вес, ребенок наш был хоть куда. Все, что не было нужно - сошло, всё, что должно было вырасти - выросло. Нос у него оказался самый обычный, ресницы - загнутые, брови - черные и очень густые. Вдобавок - зеленые, в крапинку, очень выразительные глаза. Вот только волосы подкачали. Таких волос, как у старшего брата, у него не было никогда. Его волосы были тоньше, не такие густые, а вдобавок к тридцати годам они и вовсе начали выпадать. Но к тому моменту это уже никого не волновало, даже его жену.

Истинная свобода не в том, чтобы делать то, что хочешь, а в том, чтобы не делать того, чего не хочешь.
#40 
1 2 3 4 5 6 7 все