Deutsch

Семейные истории

14.01.19 22:19
Re: Семейные истории
 
Emilinda коренной житель
Emilinda
в ответ Emilinda 14.01.19 22:15, Последний раз изменено 15.01.19 19:39 (Emilinda)

ЛЕНА


3.
И года не прошло, как он объявился в Австрии. Уже разведенный. Поехал на гастроли и остался в Вене. Невозвращенец, в общем. Как он потом рассказывал, когда он пришел просить об убежище, его долго пытали австрийцы — может, его в СССР притесняли, работать не давали? Или религиозные обряды не давали исполнять? Пытались сделать из него политического невозвращенца, использовать его бегство из СССР в своих целях. Но он твердо стоял на своем — он не политический, не религиозный, не экономичекий беженец. Он не знает никаких секретов. У него все прекрасно, с какой стороны ни посмотри. Просто он хочет жениться на любимой женщине, которая живет в Западном Берлине, а туда не попасть. Никак. Но если он будет жить в Австрии, она сможет к нему приехать, и они поженятся. Почему-то никого даже не заинтересовал тот факт, что женщина замужем, австрияки оказались очень толерантны в этом вопросе.


И в конце концов сработало. Конечно, он был не простой человек, известный певец. Не Паваротти, не Каррерас, но из той же серии, пел даже с Монсеррат Кабалье. Он получил австрийское гражданство как ценный культурный кадр. Его почти сразу взяли в труппу Венской оперы, он исполнял ведущие партии, участвовал в концертах, вел мастеркласс. Это было в начале восьмидесятых. Лена развелась с мужем, приехала к нему в Вену, они поженились. Все было прекрасно. Конечно, Лена лишилась работы в Берлинском университете, но осталась издательская деятельность, кроме того, она занялась изданием русско-немецких и немецко-русских словарей. Еще она издавала журнал «Русский язык заграницей» и даже попала в список 100 лучших славистов мира. Когда открыли границы, в начале девяностых, муж стал летать вместе с ней в Москву, там у него тоже был мастеркласс, ну и давал концерты, конечно. Но к середине двухтысячных (ему было уже под семьдесят) в Венской опере он уже пел редко, и это его угнетало...


Финал у истории, к сожалению, печальный. Изменила бы, но не могу, потому что история невыдуманная.


В сказках о принцах на белых конях, которые спасают принцесс от драконов, а затем женятся на них, к сожалению, не все правда. Повествование обычно умалчивает о том, что происходит дальше, после свадьбы. А принцы обычно на достигнутом не останавливаются, они мечтают и дальше совершать подвиги. В повседневной жизни, однако, место подвигам есть не всегда. Принцы стареют, принцы страдают. Когда молча, когда нет. Вот и ленин второй муж терпел-терпел, да и слетел с катушек. Ему захотелось опять резко изменить свою жизнь — совершить очередной подвиг. Что получилось один раз, может получиться и во второй. На тот факт, то ему уже не 45, а почти 70, он просто закрыл глаза. Он хотел петь в опере, он просто не мог без этого…


Мы были у них в Вене, в новой шикарной квартире с террасой, похоже на небольшой сад, как раз накануне того, как он принял окончательное решение свалить из Австрии в Америку. Он был довольно тучный как и все тенора, но решил похудеть — наверное, чтобы выглядеть моложе. Мы его не узнали — за полгода он потерял 26 кг, одежда болталась на нем, как на вешалке, лицо, шея — все обвисло. Моложе выглядеть он не стал, но очень собой гордился. Ни о каком отъезде в Америку он не говорил, ничего, как говорится, не предвещало, мы просто болтали на отвлеченные темы, в основном об их новой квартире, о его диете. Лену он не посвящал в свои мечты, не спрашивал ее совета — знал,что она будет против, просто поставил перед фактом: «Через неделю я улетаю в Америку, по туристической визе, хочу там остаться. Есть человек, который предложил мне быть моим агентом, обещает помочь получить американское гражданство, работу в оперном театре...» «А как же я, что будет со мной?» - спросила в растерянности Лена. «Ты приедешь ко мне, не волнуйся, у меня все получится.»


Но на этот раз не получилось. Гражданства ему не дали. Вернуться в Австрию он почему-то не захотел. Не мог даже просто пересечь границу, чтобы наведаться в Европу, — его бы не пустили обратно. Промыкался в Америке нелегально 9 лет, хватаясь за любую возможность заработать. Первый год еще писал Лене регулярно, потом письма стали приходить все реже и реже, потом и вовсе перестали приходить. О его смерти она узнала из интернета, позвонила мне, мы с ней поплакали. Все-таки она все еще чувствовала себя его женой, ведь больше двадцати лет было прожито вместе. Нет, не женой, теперь уже — вдовой...

Истинная свобода не в том, чтобы делать то, что хочешь, а в том, чтобы не делать того, чего не хочешь.
 

Перейти на