Deutsch

Семейные истории

14.01.19 14:33
Семейные истории
 
Emilinda коренной житель
Emilinda

ЛЕНА


1.
В молодости Лена была красавицей, из тех, что нравятся всем мужчинам от двенадцати до девяноста без исключения: во-первых, натуральная пепельная блондинка с густыми, слегка вьющимися волосами, тёмными бровями, длинными загнутыми кверху ресницами и зелеными в рыжую крапинку весёлыми глазами. Во-вторых, такая вся с одной стороны стройная, а с другой - все округлости на месте, никакие кости не выпирают, в общем, тип Мерилин Монро, да и вообще, как я теперь понимаю, похожая на нее как сестра, с той лишь разницей, что у Лены красота была натуральная, природная, она даже косметикой никакой не пользовалось, ей это было просто не нужно. Да и какая тогда у нас была косметика - помада, пудра да твердая тушь, на которую нужно было поплевать, перед тем как нанести на ресницы. Люди, которые сталкивались с Леной впервые, поначалу просто теряли дар речи при виде такой совершенной красоты.Я не сильна по части описаний, но хорошо помню: когда она улыбалась, у меня возникало ощущение, что в хмурый пасмурный день из-за облаков вышло солнце и все вокруг засияло. Банально, но ничего лучше мне в голову не приходит.


Но жили они трудно. Отец - брат моей мамы Миша - погиб на фронте в первые дни войны, мать с детьми - Леной и ее братом Наумом - осталась в Ленинграде, эвакуироваться смогла, только когда открыли Дорогу жизни. Но выжила и детей сберегла - благодаря одной из своих учениц. Тетя Аня, мать Лены, была учительницей, преподавала русский язык и литературу, а у этой ее ученицы мать работала на кухне какого-то интерната, им разрешали забирать домой очистки от картошки, которыми ученица делилась учительницей, это помогло им не умереть с голоду.


Когда война закончилась, они вернулись в Ленинград, и тетя Аня опять пошла работать - в ту же школу, где работала до войны. Жили на одну ее зарплату, никаких побочных заработков не было, помочь тоже было некому - почти все ленинградцы находились в таком же, если не худшем, положении. От старшего сына никакой помощи ждать не приходилось - как выяснилось со временем, у него оказалась неизлечимая тяжелая болезнь, и он стал получать мизерную пенсию по инвалидности, что не сильно улучшило их ситуацию. Но Лена прекрасно закончила школу, поступила в Ленинградский педагогический, на филологический, стала получать хоть и небольшую, но всё же стипендию. Ну, в общем, с голоду они не умирали, но и сыты не были, а про приличную одежду и говорить нечего. Но она честно училась, мечтала - вот закончу институт, пойду работать, сразу станет полегче. Про замуж и не думала, хотя вокруг нее все время крутились мужчины, но такое решение проблемы (в смысле, выйти замуж) ее не устраивало, она была девушка не только красивая, но и умная.


И тут вдруг она влюбилась. Шел 1959-тый год, ей было 20 лет. Все случилось совершенно неожиданно. Из Риги приехал по каким-то своим делам молодой человек, попутно завез небольшой пакет моей тете Ане от каких-то знакомых. Тетя Аня как раз выходила из квартиры, извинилась, что не может пригласить его в дом - ей нужно забрать в фотоателье дочкины фотографии. Он увязался за ней в фотоателье. Увидел фото Лены - и пропал...


Как выяснилось, он был уже не так молод, как выглядел, - ему было около 30-ти, он закончил Рижский мединститут, стоматологический факультет, занимался зубным протезированием, причем не только в поликлинике, но и на дому тоже, и с драгоценными металлами работал (что тогда было очень опасно, можно было срок схлопотать). Но в Лену он влюбился по уши. Ну, там любовь была взаимная, он был действительно очень красивый парень, к тому же еще и богатый, и с квартирой, правда, в Риге. Но ради Лены он пошел на все - оставил свою практику, поменял квартиру (Ригу на Ленинград, с доплатой, конечно, но деньги у него были), обзавелся довольно быстро частной клиентурой, смог устроиться в поликлинику. И Лена вышла за него замуж, довольно быстро родила сына Алёшу. Пришлось перевестись на вечерний, но институт она все же закончила и стала работать в школе учительницей русского и литературы, как мама. Стала настоящей богатой дамой. Хорошо помню, как она рассказывала моей маме, что у нее теперь есть няня для Алёши и домработница, которая готовит и убирает, что всяких золотых безделушек типа сережек, колечек и браслетов у нее теперь не счесть, а шуб аж три - норковая, каракулевая и песцовая. Моя мама тихо ужасалась: "Его же посадят, Леночка, кто-нибудь его заложит!" Лена только махала рукой - как-нибудь пронесет, он жутко умный и умеет шифроваться, все клиенты у него - люди проверенные, он без рекомендаций не берёт.


Лена была все так же красива, даже стала еще красивее - деньги мужа пошли ей на пользу, вокруг нее по-прежнему вились мужчины, причем из культурной элиты - певцы, режиссеры, артисты, но она была тверда, она была очень правильная: семья - это святое, муж ее любит, она его тоже, никаких интрижек на стороне. Правда, жизнь становилось все опаснее, ее муж уже 10 лет занимался в Ленинграде незаконной практикой, все могло закончиться очень печально, ему и так везло слишком долго...


И тут ему, можно сказать, подфартило. В начале 1970-х евреев стали выпускать из СССР. Муж Лены тут же вспомнил о своем еврейском происхождении, получил из Израиля вызов и подал документы на выезд. Они уехали одними из первых, то ли в 1971, то ли в 1972. Израиль им категорически не понравился - они попали в кибуц, и этим всё сказано. Но долго они там не задержались, уже через 10 месяцев перебрались в Западный Берлин - мужу Лены удалось доказать свое немецкое происхождение (его родители в свое время бежали из Германии в СССР).


(продолжение следует)

Истинная свобода не в том, чтобы делать то, что хочешь, а в том, чтобы не делать того, чего не хочешь.
 

Перейти на