Deutsch

Эфемериды

579  
Leda2 постоялец12.03.22 10:54
Leda2
12.03.22 10:54 

Яков Есепкин

Эфемериды

I

Тени Лувра, летите сюда,

Мы стенаем в цветах Сеннаара,

Темен мрамр иль сиянна Звезда,

Прелилась наднебесная чара.

От порфировых этих сильфид

Все белы, яко вишни любили,

Потчевали лепных аонид,

Хоть венчайте небесностью шпили.

Утром томным восплачет Эдель,

Роз ко статуям вынесет млечность,

И с кровавыми гипсами эль

Допиют ангелки – за увечность.

II

Ночи огненный ярусник нем,

Дышит маем течение Леты,

Сводность царства Аида минем,

Се и ангелей неб пируэты.

Византея, сияй и гори,

Ненавистны святые Отчизне,

Мы были всеземные цари

И в комодной побитой старизне.

Виждь, Господь, со рубиновой мглы,

Как еще юродные смеются,

Где исцвечены кровью столы

И на остия вина лиются.

III

Льет юдоль молодое вино,

Ах, мучения наши подавны,

Тще ль искать золотое руно,

Вспели гоев небесные фавны.

Чу, смертливые осы летят,

Нас покоя оне возлишают,

Спит и Шервуд, разбойно свистят

Лишь соловки и вдов оглашают.

Век успенных боялись певцов

Эти вдовы под миррою течной,

Се и зрят нас без ярких венцов

На челах, битых оспою млечной.

IV

Сердце ангела – шелк совитой

И о чадах оно престенает,

Наш атрамент эфирный, златой

Волн тоскливей и ангелов знает.

Пусть демоны гиад веселят,

Пусть надеждою тешат юродных,

В нас еще царствий феи вселят

Звезды неб, млечность граций холодных.

Чайки Бога слетятся ль к пустым

Берегам тихой Леты, мерцая

Опереньем своем золотым,

Чтоб гореть, мглу скульптур восклицая.

V

Ядовитые шелки сильфид

Геба ветошью звездной овеет,

Влечь безумных к столам аонид,

Мел их лядвий пускай багровеет.

Что, Иосиф, невесел, царей

Не любила толпа и во тлене,

Императорских спален Борей

Отдал мглу нежноокой Селене.

Углич, Рим ли оплачет сие

Неболожество, с Эос матроны

В мрамор наше вобьют остие –

И чермные сонимем короны.

• Дорогие читатели! Произведения Якова Есепкина изданы в России, США, Канаде, их можно приобрести в Интернете и элитарных книжных магазинах мира. Сейчас к изданию подготовлены книги «Сонник для Корделии», «Ars», «Эфемериды». Знакомьтесь с творчеством культового автора.

• Изданные книги Якова Есепкина: «
Lacrimosa», «Космополис архаики» (первая и вторая части), «Порфирность», «Кривичские лотосы», «Траур по Клитемнестре», «Вакханки в серебре», «Хождения и пиры», «На смерть Цины».

#1 
Leda2 постоялец23.03.22 10:30
Leda2
NEW 23.03.22 10:30 
в ответ Leda2 12.03.22 10:54

Яков Есепкин

Эфемериды

VI

Феи тьмы ангелочков не чтут,

Аваддон им внушает беспечность,

А ночных ли певцов и сочтут,

Паче сводности мирры истечность.

Низлетим с хоров млечных к столам—

Хлебы тлить цветом ночи холодным,

Чтоб юдицы, таясь по углам,

Вняли флейтам волшебно-рапсодным.

И Господе превидит благих

Нетей пленников, чад убиенных

В темной слоте божниц дорогих

И за патиной неб всетлеенных.

VII

Разве небо и чтило нефрит,

Наши перстни хладят одалисок,

Меловица рябая горит

На гетерах и яде ирисок.

Антиквары блажные, столы,

Веселясь, накрывайте парчами,

Вейся, нощь, где с блядями юлы

Содомитскими грезят ночами.

Это мы ль, Иокаста, следим

Балы антики меркнущим взором,

Вечность пьем и тюльпаны ядим,

И хвалимся небесным позором.

VIII

Лучшим -- терние выцветших неб,

Пламень роз иль августа холодность,

Жизни стоит всемаковый хлеб,

Кто немолвен, внимай богородность.

Парки грезили век об ином,

Только светочей Энн пожалеет,

Спит Эмилия тягостным сном,

Базель мертвое чадо лелеет.

Нас боялись и с чернью в устах,

Обрамленных вифанской беленой,

Иды мел угасят: на перстах

Мгла завьется кровавою пеной.

IX

В Одеоне зерцала тускней

Арабийских морган, веселятся

Хороводы печальных теней,

Дольше века литании длятся.

Нас взыскует порфировый сад,

Молодые шелковые узы,

Что Гекате сияющий Ад,

Надевай всекровавые блузы.

Станет август детей обольщать,

Бледных чад, кружевниц благовонных –

И начнем юродиво кричать

Меж опалых алмазов червонных.

X

Ночи одницы нас ли и ждут,

Мы еще слог чудесный внимаем,

К лицам каморным нашим идут

Звезды неб – их перстами снимаем.

Ночь, Геката, для од создана,

Ах, оне лишь светил тяжелее,

Бить начинье царица вольна,

А скульптурность юнид ей милее.

По мраморному глянцу обсид

Ангелки прелетят, низвергаяясь

И кляня фижмы пляшущих Ид,

И во черни остий содрогаясь.

#2 
Leda2 постоялец28.03.22 10:45
Leda2
NEW 28.03.22 10:45 
в ответ Leda2 12.03.22 10:54

Яков Есепкин

Эфемериды

XI

Нас, Господе, следи в барве неб,

Ангелки мимо чад излетели,

Всепорфирный точащийся хлеб

Сочерствел, мы его прехотели.

А и туне сейчас вопиять,

Над брегами летейскими рдиться,

И алеять, и молча стоять,

Гои нас будут вечно стыдиться.

С темной миррой юдицы одне

К нам и льнут, и серебро лелеют,

И во млечном холодном огне

За колонницей мертвенно тлеют.

XII

Змеи тирские хмель овиют,

Кора свечками пурпур уставит,

Нас ужель четверговки убьют,

Кто и с вечностью ныне лукавит.

Полны столы начиний пустых,

Ничего, соливайте, гияды,

Вин мускусность еще золотых,

Не царевнам ли чествовать яды.

Камор звезды мирволили нам,

Присно будем во сех оявляться

Гранях млечных, где бьют по стенам

Тени роз и вселожно бояться.

XIII

Где, июль, тестовые сурьмы,

Брашно сладкое, с вишней рейнвейны,

Бел Эдем и меловые тьмы,

А принцессы одне темновейны.

Жизнь цвела и сребрилась, но вот

Лишь желтки и горят в сей остуде,

Алчно змеи обсели кивот,

Зло виются мокрицы на блюде.

Яко звезды бессмертие чтут,

Златоустов камены читают,

Пусть хотя ли убитых сочтут –

Все венцы наши червно блистают.

XIV

Звезды чтили успенных, цемент,

Гипс иль глину исторгнут дыхницы,

Обнажится еще диамент

И за сим, паче уст багряницы.

Темный мрамор июньских аллей

Нагоняет печаль вековую,

Кто умел горевать, веселей,

Точат спящим виньету живую.

И начиние сбилось, хлебы

Суе мертвые тьмы украшали,

Всё опять нецелованны лбы –

Мы лишь звездностью присно дышали.

XV

Лишь в июне сордится оцвет,

Из черемух вспорхнут махаоны,

И укажем небесный корвет

С золотыми тенями Вероны.

Сколь юдицы нас вечно блюли,

Аще их перелилась мышьячность,

Пей отраву, Цинита, юли,

Хороша и твоя небозлачность.

Цветники ли, тенета весны

Ядом жгут отравительниц сонных,

К нам тиснятся еще ложесны

Сех паскуд во шелках благовонных.

#3 
Leda2 постоялец04.04.22 16:09
Leda2
NEW 04.04.22 16:09 
в ответ Leda2 12.03.22 10:54

Яков Есепкин

Эфемериды

XVI

Вновь оцветный томительный сок

Изливают в сервантные чаши,

Лишь Иосиф подставил висок,

Всех иных закололи апаши.

Дождались четверговки пелен

Белошелковых мускусных бязей,

Аще встанем с меловых колен,

Хоть узнают диаментных князей.

И черешни без нас прецвели,

И юдицы алкают бесстрашно

Голубое со кровью шабли,

Окаймляя подвальное брашно.

XVII

Воск пасхальный неровно горит,

Как успеть и не могут святые,

Налием в хлебы кровь-лазурит,

Яко постны столы золотые.

И сойдем, участь юдиц верша,

С хоров млечных и райской целины,

Всяка днесь иродица -- левша,

Всякой голем не жертвует глины.

Нас узнают оне по челам,

Тусклой миррой и тьмой увиенным,

И внесут эти хлебы к столам,

Чтоб воссниться купцам опоенным.

XVIII

Розы Асии нежной армой

Наднебесных царевен встречают,

Именины Чумы ли самой

Днесь пеют, нас ли ангелы чают.

Битый мрамор обсидный минем,

Зло молчат преблюстители Коры

И ея меловницы, где нем

Вечный пир и точатся фарфоры.

Цветью их расписали свечной,

Миррой тусклой свели, и Господе

Чад не узрит в смуге выписной –

Пьющих немость о славленном годе.

XIX

За сумраком вифанским таит

Неботвердь голубые фиолы,

Бледных мальчиков сонм предстоит

О садах: улетай, богомолы.

По аллеям дворцовым ли несть

Розоцветных сиреней холодность,

Аще Божие сумерки есть,

Мы узрим виноградную сводность.

Где и вился честной Аваддон,

Меж каких утешается циний,

Рдея, тусклую кровь на поддон

В пировых Иды льют со начиний.

XX

Нощность антики станем белить,

Во четверг ли от ядов очнемся,

Что и подлую чернь веселить,

Мы в родные пенаты вернемся.

Будут постные яства гореть,

Будем сами альтанок белее,

Выльем кровь на подносную мреть,

Идет камень фамильной аллее.

Сад немолчный успел оцвести,

Бьют по гипсу цветки ледяные,

И всё тусклою пудрой свести

Мел и кровь тщатся Иды хмельные.

#4 
Leda2 постоялец10.04.22 15:08
Leda2
NEW 10.04.22 15:08 
в ответ Leda2 12.03.22 10:54

Яков Есепкин

Эфемериды

XXI

Томных дев и камены блюдут,

Нам лишь кровию были чернила,

Со щитами героев не ждут,

Алекто наши сны огранила.

Но мгновенье, замученный брат,

Вдоль сиреней текут путраменты,

Их цеди, за каратом карат,

Яко пламени траурной ленты.

Мы писали канцоны не сем

Юным феям, шелковым наядам,

И теперь меж перстами несем

Тьмы цветниц, всепокорные ядам.

XXII

Стол накройте сакраментной мглой,

Ночь Вифании чтут пировые,

Феб и Мемнон в гортанях с иглой,

Кто погублен – успенны живые.

Время париям днесь умереть,

А и нам ли веселье преложно,

Тщиться будут пифии стереть

Мглу чернил, где бессмертие ложно.

Возлиются гербарии тьмой,

Всеоцветною розовой сенью,

И лишь выступит кровь под сурьмой,

Золотяше пути к неспасенью.

XXIII

Алавастры ночные влекут

Черных фей и беспечных юнеток,

Тускло золото млечных цикут,

А и полно червовых монеток.

Пляски фурий взирает Аид,

Столы антики щедро ломятся,

Хоры сонных пеют данаид,

Прескучают оне и томятся.

Дивный пир и чудесная мгла,

И теней алавастровый морок –

Всё горит, всё и нощность свела

Тьмой во злате вишневых подпорок.

XXIV

Царской оперы фавны пышны,

С бельэтажей свисают химеры,

Граций томных в шелках ложесны,

Дышат негою их костюмеры.

Юны, юны сюда нас влекли,

Днесь оне ль примеряют балетки,

Бал окончен, сие умерли,

Авансцену терзают старлетки.

И хотят нас, Геката, убить

Иудицы под темной золотой,

Чтоб хотя всеуспенных увить

Чернотечной вишневою слотой.

XXV

Черных вдов феи тьмы и белят,

Ядом чинят нецветность их аур,

И царевен травить всевелят,

Яко сводам приличен лишь траур.

Пой, Эреб, остия сех юдиц,

Веселятся пускай четверговки,

Меж скульптурных ядят молодиц,

Всяк пиит удостоен торговки.

И с отравой нальется вино

В наши амфоры, чернью витые,

Мы его преалкаем одно,

Цветь лия на шелка золотые.

#5 
Leda2 постоялец16.04.22 16:23
Leda2
NEW 16.04.22 16:23 
в ответ Leda2 12.03.22 10:54

Яков Есепкин

Эфемериды

XXVI

Торты с черными свечками неб,

Отраженных эгейской волною,

Мы лелеем, как ангельский хлеб,

Под немою и яркой стеною.

Соглядимся в серебро зерцал –

И ужель это наша планида,

Взор Микеля ужель премерцал,

Нощно вейся и тлей, фемерида.

И Геката в обрамниках тьмы

Узрит нас и всещедро приимет,

И о сребре музея Чумы

Славу чад вишни млечные взнимет.

XXVII

Полон стол и музыка темна,

Четверговки, огнем совитые,

Вновь холодного просят вина,

Будят отроцев тени златые.

Как оне и могли меж цариц

Опочить ли, еще затеряться,

Восковою аромой кориц

Яд чинить, напоказ усмиряться.

В погребах монтильядо блюдут

Сонмы их, упоенных диетой,

И давно пировые не ждут

Бледных юношей с черной виньетой.

XXVIII

Благосклонны и сем небеса –

Хрисеитам и Элям кургузым,

Виждь, еще поправляют власа,

Клеют пудры к мощам темноблузым.

Что Медея томилась, детей

Без нее одушили иные,

Всё ли ждут колченогих гостей:

Напомадились бляди срамные.

Со червями вдоль цветших в шелках

Плеч костлявых беснуются, плачут,

И ужицы висят на руках,

Белых роз наших листие прячут.

XXIX

Бланманже герцогиням седым

Злые феи несут о фарфорах,

Дым отечества -- тягостный дым,

Се и ангелы смерти на хорах.

Но смотри, герцогини ль ядят

Слоту ночи, бисквитную негу,

Круг столов иудицы сидят

И тоскуют по черному снегу.

Хладен вечный пиитерский бал,

Вьются дивных нектаров купажи,

И мраморник дворцовия ал,

И с тенями летят экипажи.

XXX

Пунш с араком в фаянсы нальем

И еще золотые рейнвейны,

Лета нет, а и мы ли поем,

Где у роз ангелки темновейны.

Май цветов пожалеет, август

Бойных юношей цветом одарит,

Сколь текут диаменты меж уст,

Персефона легко государит.

Осыпается мертвый язмин,

Пишем кровию, се не читают,

И оцветший чернильный кармин,

Содрогаясь, юниды листают.

#6