Deutsch

Цивилизация

604  
Инка-Нерусь гость14.11.19 11:29
14.11.19 11:29 

Или сказка "Репка" на новый лад...

#1 
Инка-Нерусь гость14.11.19 11:29
NEW 14.11.19 11:29 
в ответ Инка-Нерусь 14.11.19 11:29

Посадил дед репку. Выросла репка благодаря ГМО большая-пребольшая.
Стал дед репку из земли тянуть. Тянет-потянет вытянуть не может, потому как внушили современным мужикам, что они нынче уж не те!

Позвал дед бабку. Бабка категорически отказалась вставать за дедом так как была пропитана идеями феминизма и потому, отодвинув деда, вцепилась в репу сама. Бабка за репку, дедка за бабку тянут-потянут вытянуть не могут. Бабка на нервах ещё и вой подняла, что она в прикосновениях деда сексуальный подтекст почувствовала и при таких условиях тянуть репу отказывается.

Позвала бабка внучку. Внучка бесплатно вообще ничего делать не привыкла и потому стрясла с деда с бабкой часть их «похоронных». Бабка за репку, внучка за бабку, дедка за внучку тянут-потянут вытянуть не могут.

Позвала внучка Жучку. Век селекционных «улучшений» чистых пород превратил некогда здоровую Жучку в деформированное животное. Надежды на её помощь было мало, но, чтобы не дискриминировать животное, решили дать ей шанс. Бабка за репку, внучка за бабку, дедка за внучку, Жучка за дедку тянут-потянут вытянуть не могут.

Позвала Жучка кошку. У кошки после стерилизации осталась одна радость в жизни - еда. Ела она часто и много, имела ожирение третей степени и потому каждое движение ей давалось с трудом. Сделав вид, что от коллектива не отрывается она закинула свои лапы на Жучку. Бабка за репку, внучка за бабку, дедка за внучку, Жучка за дедку, кошка за Жучку тянут-потянут вытянуть не могут.

Позвала кошка мышку. У мышки адаптация к современным реалиям прошла лучше всех. Сделав пластическую операцию она выглядела как настоящая крыса и вышла замуж за Главного. Томно поглядев на всю суету вокруг репы она набрала мужу. Через час подъехал грузовик набитый разнообразной едой и выпивкой в ярких заграничных упаковках. Про репу все забыли. Вспомнили о ней лишь тогда, когда еда да выпивка закончились, ну а репка к тому времени уже и сгнить успела...

#2 
GROGO коренной житель15.11.19 19:08
GROGO
NEW 15.11.19 19:08 
в ответ Инка-Нерусь 14.11.19 11:29

Завершение надо бы поинтереснее интерпретировать. А так - неплохо.

#3 
cosmos70 патриот16.11.19 19:07
NEW 16.11.19 19:07 
в ответ GROGO 15.11.19 19:08, Последний раз изменено 16.11.19 19:10 (cosmos70)
Завершение надо бы поинтереснее

.....

И весь мир они хотели сделать таким же холодным, пыльным местом. И все людское – привязанность к родителям верность друзьям, жалость к больным – казалось им мерзостью, требующей преодоления, и потому они тащили к себе в союзники даже одного несчастного ......, взахлеб говорившего о преодолении человеческого; и это было похоже на то, как если бы водолаз брал в союзники канатоходца. Одни отказывались от человечности, проваливаясь глубже, в почву, к червям; другой рвался в горы, столь же безжизненные, как почва с ее слепой растительной волей, – но ..... по причине их врожденной тупости и ...... по причине его безумия было одинаково невдомек, что сверхчеловечность, если уж пользоваться их любимым словцом, – это всего лишь человечность, доведенная до высших ее проявлений: мать, не спящая пятую ночь над больным ребенком, старик, объездивший весь город, чтобы достать куклу… И поскольку они не понимали этой нехитрой, в сущности, вещи, – ....... рехнулся, а у ....... никогда ничего не получалось, пока они не набрели наконец на страну, не сумевшую или не захотевшую им сопротивляться.

Конечно, казнить умели не только ......... Многие народы любили изощренно мучить – своих и чужих, но и в этом был уродливый, страшный излом человеческого: душевная болезнь есть все же свидетельство о душе. У ....... же души не было настолько, что до утонченных издевательств они не снисходили. И для людей вроде ...... это было всего страшней: жертва, которую пытают, все-таки надеется, что она может что-то сказать или сделать, чтобы ее пощадили. Она до последнего верит, что мука ее не самоцельна (и иногда так оно и бывает). ..... же чувствовал, что его просто не должно быть, что машина выбрала его, проверила на вкус, насадила на иглу и несет теперь к железному, воронкообразному рту, и как бы он себя ни вел – изменить эту участь не в его силах. Кается пища, извивается или, напротив, встречает смерть мужественно и достойно – она все равно пища, и никаких оправданий у нее нет. Она, собственно, и не виновата. Злимся ли мы на хлеб? А?

Чтобы не полностью поддаться власти машины, ...... пытался думать о том, что было в нем человеческого. Больше всего он думал о доме – о том, что ....... было всего ненавистней. Дома у ... были мать и сестра, и еще оставался в Москве дядя с материнской стороны. Особенно страшна почему-то была мысль о том, что в это самое время, пока он сидит тут в сарае, а за дверью, охраняя его, без единой мысли о нем ходит рядовой Пахарев, – жизнь его семьи В Москве продолжается, что эти два мира существуют одновременно. И когда Воронова будут убивать (причем человек умирает не сразу, он, читал Воронов, умирает где-то девять минут, пока агонизирует мозг), – дома еще никто ничего не будет знать, и в это самое мгновение его будут ждать, и мать его ничего не почувствует, а если и почувствует, то не придаст значения. Она никогда не давала себе воли, иначе давно сошла бы с ума только от того, что Воронов где-то вне дома, в неизвестном месте, среди чужих людей. Он у нее был домашний мальчик, нежный, мечтательный, сострадавший даже газете, которую выбрасывали в мусоропровод. Дома всегда всех жалели и прикармливали, все дворовые собаки ждали, когда Воронов отправится в школу и обязательно чего-нибудь вынесет. Это делалось не нарочно, не ради самоуважения, а естественным порядком. Или мыши. Дома были плюшевые мыши, весьма потертые, многажды заштопанные, но их не выбрасывали – ведь жалко! Плюшевая вещь имеет душу – и, сам того не замечая, Воронов привык наделять душой неодушевленное; даже теперь он мысленно разговаривал с машиной, собирающейся его сожрать. Как можно, думал Воронов, не пожалеть нищего или голодного, ведь всех жалко! – так почему же рядовой Пахарев, чапающий сейчас без устали слева направо и справо налево, думает не о вороновской печальной участи, а о том, как бы это ему поспать поскорей. Или пожрать. Или все же поспать? Когда жрешь, сначала меньше хочется спать, а потом больше. Когда поспишь, меньше хочется жрать. Мир был придуман для рядового Пахарева, а Воронова в нем не должно быть, и тем, что он не сумел защитить себя, он как бы предал и мать, и сестру, и дядю с материнской стороны, ласкового врача, вечно возившегося с малолетними пациентами. Больничное начальство не раз указывало ему, что истинный врач-педагог обязан учить ребенка мужественно переносить боль и ни в коем случае не баловать обезболивающими, которые, между прочим, нужны на фронте, – а вороновский дядя регулярно лазил в НЗ за анальгетиками, за что и лишился в конце концов работы. Анальгетики предназначались генералитету, и дядя еще благодарил судьбу, что его не привлекли за диверсию. Он действительно не вписывался в образ ..... врача, главной задачей которого было внушить пациенту стойкое отвращение к жизни: подробно описать, с какими унижениями будет сопряжена инвалидность, как трудно будет теперь обслужить себя, ничего вкусного отныне нельзя – чтобы пациент тем верней и радостней устремился навстречу смерти. Смерть от болезни, конечно, совсем не то, что на поле боя, но машине годилась и больная пища. Воронов не знал одного – что будет делать машина, когда всех съест. Но ведь она ела не всех. Когда останутся такие, как рядовой Пахарев, машина, вероятно, войдет в оптимальный режим существования и вообще перестанет жрать, а займется чем-то главным, – однако от одной мысли об этом главном вороновская душа отдергивалась и вообразить его не могла......

Грязь – не от бедности, но от невежества. Чистота в жизни есть преддверие чистоты сердца.
#4 
andreas1958 местный житель7 дней назад, 13:45
andreas1958
NEW 7 дней назад, 13:45 
в ответ Инка-Нерусь 14.11.19 11:29

Посадил дед Репку а Репка откинулся и посадил деда на пику .

#5