Deutsch

Семейные истории

5104  1 2 3 4 все
Emilinda коренной житель14.01.19 14:33
Emilinda
14.01.19 14:33 

ЛЕНА


1.
В молодости Лена была красавицей, из тех, что нравятся всем мужчинам от двенадцати до девяноста без исключения: во-первых, натуральная пепельная блондинка с густыми, слегка вьющимися волосами, тёмными бровями, длинными загнутыми кверху ресницами и зелеными в рыжую крапинку весёлыми глазами. Во-вторых, такая вся с одной стороны стройная, а с другой - все округлости на месте, никакие кости не выпирают, в общем, тип Мерилин Монро, да и вообще, как я теперь понимаю, похожая на нее как сестра, с той лишь разницей, что у Лены красота была натуральная, природная, она даже косметикой никакой не пользовалось, ей это было просто не нужно. Да и какая тогда у нас была косметика - помада, пудра да твердая тушь, на которую нужно было поплевать, перед тем как нанести на ресницы. Люди, которые сталкивались с Леной впервые, поначалу просто теряли дар речи при виде такой совершенной красоты.Я не сильна по части описаний, но хорошо помню: когда она улыбалась, у меня возникало ощущение, что в хмурый пасмурный день из-за облаков вышло солнце и все вокруг засияло. Банально, но ничего лучше мне в голову не приходит.


Но жили они трудно. Отец - брат моей мамы Миша - погиб на фронте в первые дни войны, мать с детьми - Леной и ее братом Наумом - осталась в Ленинграде, эвакуироваться смогла, только когда открыли Дорогу жизни. Но выжила и детей сберегла - благодаря одной из своих учениц. Тетя Аня, мать Лены, была учительницей, преподавала русский язык и литературу, а у этой ее ученицы мать работала на кухне какого-то интерната, им разрешали забирать домой очистки от картошки, которыми ученица делилась учительницей, это помогло им не умереть с голоду.


Когда война закончилась, они вернулись в Ленинград, и тетя Аня опять пошла работать - в ту же школу, где работала до войны. Жили на одну ее зарплату, никаких побочных заработков не было, помочь тоже было некому - почти все ленинградцы находились в таком же, если не худшем, положении. От старшего сына никакой помощи ждать не приходилось - как выяснилось со временем, у него оказалась неизлечимая тяжелая болезнь, и он стал получать мизерную пенсию по инвалидности, что не сильно улучшило их ситуацию. Но Лена прекрасно закончила школу, поступила в Ленинградский педагогический, на филологический, стала получать хоть и небольшую, но всё же стипендию. Ну, в общем, с голоду они не умирали, но и сыты не были, а про приличную одежду и говорить нечего. Но она честно училась, мечтала - вот закончу институт, пойду работать, сразу станет полегче. Про замуж и не думала, хотя вокруг нее все время крутились мужчины, но такое решение проблемы (в смысле, выйти замуж) ее не устраивало, она была девушка не только красивая, но и умная.


И тут вдруг она влюбилась. Шел 1959-тый год, ей было 20 лет. Все случилось совершенно неожиданно. Из Риги приехал по каким-то своим делам молодой человек, попутно завез небольшой пакет моей тете Ане от каких-то знакомых. Тетя Аня как раз выходила из квартиры, извинилась, что не может пригласить его в дом - ей нужно забрать в фотоателье дочкины фотографии. Он увязался за ней в фотоателье. Увидел фото Лены - и пропал...


Как выяснилось, он был уже не так молод, как выглядел, - ему было около 30-ти, он закончил Рижский мединститут, стоматологический факультет, занимался зубным протезированием, причем не только в поликлинике, но и на дому тоже, и с драгоценными металлами работал (что тогда было очень опасно, можно было срок схлопотать). Но в Лену он влюбился по уши. Ну, там любовь была взаимная, он был действительно очень красивый парень, к тому же еще и богатый, и с квартирой, правда, в Риге. Но ради Лены он пошел на все - оставил свою практику, поменял квартиру (Ригу на Ленинград, с доплатой, конечно, но деньги у него были), обзавелся довольно быстро частной клиентурой, смог устроиться в поликлинику. И Лена вышла за него замуж, довольно быстро родила сына Алёшу. Пришлось перевестись на вечерний, но институт она все же закончила и стала работать в школе учительницей русского и литературы, как мама. Стала настоящей богатой дамой. Хорошо помню, как она рассказывала моей маме, что у нее теперь есть няня для Алёши и домработница, которая готовит и убирает, что всяких золотых безделушек типа сережек, колечек и браслетов у нее теперь не счесть, а шуб аж три - норковая, каракулевая и песцовая. Моя мама тихо ужасалась: "Его же посадят, Леночка, кто-нибудь его заложит!" Лена только махала рукой - как-нибудь пронесет, он жутко умный и умеет шифроваться, все клиенты у него - люди проверенные, он без рекомендаций не берёт.


Лена была все так же красива, даже стала еще красивее - деньги мужа пошли ей на пользу, вокруг нее по-прежнему вились мужчины, причем из культурной элиты - певцы, режиссеры, артисты, но она была тверда, она была очень правильная: семья - это святое, муж ее любит, она его тоже, никаких интрижек на стороне. Правда, жизнь становилось все опаснее, ее муж уже 10 лет занимался в Ленинграде незаконной практикой, все могло закончиться очень печально, ему и так везло слишком долго...


И тут ему, можно сказать, подфартило. В начале 1970-х евреев стали выпускать из СССР. Муж Лены тут же вспомнил о своем еврейском происхождении, получил из Израиля вызов и подал документы на выезд. Они уехали одними из первых, то ли в 1971, то ли в 1972. Израиль им категорически не понравился - они попали в кибуц, и этим всё сказано. Но долго они там не задержались, уже через 10 месяцев перебрались в Западный Берлин - мужу Лены удалось доказать свое немецкое происхождение (его родители в свое время бежали из Германии в СССР).


(продолжение следует)

Истинная свобода не в том, чтобы делать то, что хочешь, а в том, чтобы не делать того, чего не хочешь.
#1 
delta174 патриот14.01.19 17:50
delta174
NEW 14.01.19 17:50 
в ответ Emilinda 14.01.19 14:33, Последний раз изменено 14.01.19 18:27 (delta174)

Пешыте исчо, что ж вы остановились на самом интересном месте? Я вот фэнтези всякие не люблю, мне бы просто про людей - "Живые и мёртвые" вот просто за это и люблю. И даже фантастику - чтобы действие происходило как бы в простой жизни - типа "Понедельник начинается в субботу". В общем, ждём -с. улыб

#2 
Emilinda коренной житель14.01.19 18:13
Emilinda
NEW 14.01.19 18:13 
в ответ delta174 14.01.19 17:50

Таня, да у меня что-то не в порядке с этим топиком. Не могу понять, в чем дело. Отвечать могу, а редактировать - нет. И только в этой теме, во всех остальных - могу всё. Написала модератору, пока ответа нет. Вот, кстати, это только меня касается или всех? Посмотрите, в вашем посте есть кнопка "изменить" или нет?

Истинная свобода не в том, чтобы делать то, что хочешь, а в том, чтобы не делать того, чего не хочешь.
#3 
delta174 патриот14.01.19 18:28
delta174
NEW 14.01.19 18:28 
в ответ Emilinda 14.01.19 18:13

Да, есть. Я даже, ради проверки, изменила - смайлик добавила.

#4 
Emilinda коренной житель14.01.19 19:28
Emilinda
NEW 14.01.19 19:28 
в ответ delta174 14.01.19 18:28

Ну вот, и у меня появился под третьим постом, только первый не могу редактировать. Но это ерунда - главное, можно дальше писать. Так что допишу в ближайшее время.

Истинная свобода не в том, чтобы делать то, что хочешь, а в том, чтобы не делать того, чего не хочешь.
#5 
Emilinda коренной житель14.01.19 22:15
Emilinda
NEW 14.01.19 22:15 
в ответ Emilinda 14.01.19 19:28

Окончание истории.


ЛЕНА


2.

Жизнь в Берлине у них почти молниеносно, прямо как по волшебству, наладилась. Гражданство они получили практически сразу, дипломы им тоже признали. Лена получила место доцента на кафедре славистики в Берлинском университете — преподавала советскую литературу, муж ее купил дом и действующую стоматологическую практику (владелец уходил на пенсию) и сразу начал работать — он был отличный специалист, плюс знал несколько языков — немецкий, русский, латышский, так что дела у него сразу пошли в гору. Лена, помимо преподавания в университете, занялась издательской деятельностью — ее специальностью стали наши советские писатели-деревенщики, переводы которых она проталкивала в немецкие издательства. Это позволяло ей на законных основаниях периодически бывать в Союзе — ведь там оставались мать и брат, которых она поддерживала материально.


В общем, жизнь била ключом, все были довольны и счастливы, как вдруг грянул гром среди ясного неба: Лена узнала, что у её мужа роман со своей Helferin. Причем не с чьих-то слов, а увидела все своими глазами, так что мужу пришлось каяться — отрицать ничего он не мог, а разводиться не хотел. Для Лены это было как удар ниже пояса, она-то считала, что ее дом — ее крепость, а оказалось, что никакая не крепость — так, соломенная хатка. Девица была из наших — с Украины, то ли из Киева, то ли из Харькова, по всем статьям сильно проигрывала Лене, но была значительно моложе ее, лет на 10, хотя тоже уже не девочка. Лене было тогда около сорока, но выглядела она замечательно, только волосы потемнели, так что приходилось их красить, чтобы по-прежнему оставаться яркой блондинкой. Морщин у нее практически не было — она была похожа на отца, маминого брата, а у нас это семейное — до старости гладкая кожа. Легкая полнота ей даже шла. В общем, она почувствовала себя оскорбленной до глубины души, но бодягу с разводом затевать не стала, она была дама практичная, понимала, что лучше сохранить статус жены, да и менять привычный образ жизни не хотелось. И ради сына стоило потерпеть — он как раз поступил в университет, трепетно любил и маму, и папу, зачем ставить его перед выбором, заставлять решать — на чьей он стороне, ему не до того. Так что она сказала мужу, что он свободен — может жить, как хочет и с кем хочет, но и она тоже свободна от каких-либо обязательств перед ним. Видимость семьи они сохранили, даже на людях появлялись вместе, в гости ходили, к себе гостей приглашали. Только не спали друг с другом, хотя муж периодически порывался вернуть былые отношения. Но Лена не чувствовала к нему ничего, кроме гадливости, какое-то физическое отвращение на подсознательном уровне, хотя не раз пыталась убедить себя, что мужчины — они все такие, самцы, даже лучшие из них, одной женщины им мало. Убедить себя не получалось, даже запах мужа стал ей ненавистен, она старалась держаться от него подальше.


Так они жили какое-то время, а потом Лена уехала в Москву по издательским делам, а заодно и раны залечивать — походить по театрам, пообщаться с мамой, хоть и по телефону - из Берлина это было в те времена практически невозможно...И там, в Москве, она познакомилась с известным оперным певцом, народным артистом СССР, он пел тогда в Большом театре. Певец - тенор, внешне очень похожий на Паваротти, был родом из Еревана, пел вначале в Ереванском оперном театре, но после трех лет стажировки в Милане, в Ла Скала, его пригласили в Большой. Так он и жил на два дома — в Ереване жена с детьми, он туда изредка наведывался, а он — либо в Москве, либо на гастролях.


Лену он увидел во время спектакля, она сидела в зале, в одном из первых рядов. Увидел — и у него крышу снесло, иного слова и не подобрать. Лена во время спектакля чувствовала себя не очень уютно — певец пел партию Герцога из Риголетто, ни на секунду не отрывая от нее взгляда. Лена решила, что он из тех артистов, которые поют не для всего зала, а выбирают себе кого-то одного, для кого и поют, им так легче. Но в антракте к ней подошел администратор, передал от него записку — там был номер телефона, артист просил, можно сказать, умолял ее позвонить ему… Лена в молодости никогда не велась на такие мольбы, а тут решила — а, черт с ним, ну, позвоню, он же меня в постель насильно не затащит, а если и затащит, я женщина свободная, верность мне хранить некому. На полноценный роман она как-то не рассчитывала, у нее оставалась всего неделя до отлета в Берлин.


Однако роман получился не только красивый и полноценный — с конфетами, букетами и предложением руки и сердца, но и с продолжением… «Ну, какая может быть рука, какое сердце, если ты женат, я замужем, да к тому же мы живем в разных странах»,- сказала Лена. «Я разведусь, ты разведешься, а уж страну я как-нибудь поменяю»,- ответил певец.

Истинная свобода не в том, чтобы делать то, что хочешь, а в том, чтобы не делать того, чего не хочешь.
#6 
Emilinda коренной житель14.01.19 22:19
Emilinda
NEW 14.01.19 22:19 
в ответ Emilinda 14.01.19 22:15, Последний раз изменено 15.01.19 19:39 (Emilinda)

ЛЕНА


3.
И года не прошло, как он объявился в Австрии. Уже разведенный. Поехал на гастроли и остался в Вене. Невозвращенец, в общем. Как он потом рассказывал, когда он пришел просить об убежище, его долго пытали австрийцы — может, его в СССР притесняли, работать не давали? Или религиозные обряды не давали исполнять? Пытались сделать из него политического невозвращенца, использовать его бегство из СССР в своих целях. Но он твердо стоял на своем — он не политический, не религиозный, не экономичекий беженец. Он не знает никаких секретов. У него все прекрасно, с какой стороны ни посмотри. Просто он хочет жениться на любимой женщине, которая живет в Западном Берлине, а туда не попасть. Никак. Но если он будет жить в Австрии, она сможет к нему приехать, и они поженятся. Почему-то никого даже не заинтересовал тот факт, что женщина замужем, австрияки оказались очень толерантны в этом вопросе.


И в конце концов сработало. Конечно, он был не простой человек, известный певец. Не Паваротти, не Каррерас, но из той же серии, пел даже с Монсеррат Кабалье. Он получил австрийское гражданство как ценный культурный кадр. Его почти сразу взяли в труппу Венской оперы, он исполнял ведущие партии, участвовал в концертах, вел мастеркласс. Это было в начале восьмидесятых. Лена развелась с мужем, приехала к нему в Вену, они поженились. Все было прекрасно. Конечно, Лена лишилась работы в Берлинском университете, но осталась издательская деятельность, кроме того, она занялась изданием русско-немецких и немецко-русских словарей. Еще она издавала журнал «Русский язык заграницей» и даже попала в список 100 лучших славистов мира. Когда открыли границы, в начале девяностых, муж стал летать вместе с ней в Москву, там у него тоже был мастеркласс, ну и давал концерты, конечно. Но к середине двухтысячных (ему было уже под семьдесят) в Венской опере он уже пел редко, и это его угнетало...


Финал у истории, к сожалению, печальный. Изменила бы, но не могу, потому что история невыдуманная.


В сказках о принцах на белых конях, которые спасают принцесс от драконов, а затем женятся на них, к сожалению, не все правда. Повествование обычно умалчивает о том, что происходит дальше, после свадьбы. А принцы обычно на достигнутом не останавливаются, они мечтают и дальше совершать подвиги. В повседневной жизни, однако, место подвигам есть не всегда. Принцы стареют, принцы страдают. Когда молча, когда нет. Вот и ленин второй муж терпел-терпел, да и слетел с катушек. Ему захотелось опять резко изменить свою жизнь — совершить очередной подвиг. Что получилось один раз, может получиться и во второй. На тот факт, то ему уже не 45, а почти 70, он просто закрыл глаза. Он хотел петь в опере, он просто не мог без этого…


Мы были у них в Вене, в новой шикарной квартире с террасой, похоже на небольшой сад, как раз накануне того, как он принял окончательное решение свалить из Австрии в Америку. Он был довольно тучный как и все тенора, но решил похудеть — наверное, чтобы выглядеть моложе. Мы его не узнали — за полгода он потерял 26 кг, одежда болталась на нем, как на вешалке, лицо, шея — все обвисло. Моложе выглядеть он не стал, но очень собой гордился. Ни о каком отъезде в Америку он не говорил, ничего, как говорится, не предвещало, мы просто болтали на отвлеченные темы, в основном об их новой квартире, о его диете. Лену он не посвящал в свои мечты, не спрашивал ее совета — знал,что она будет против, просто поставил перед фактом: «Через неделю я улетаю в Америку, по туристической визе, хочу там остаться. Есть человек, который предложил мне быть моим агентом, обещает помочь получить американское гражданство, работу в оперном театре...» «А как же я, что будет со мной?» - спросила в растерянности Лена. «Ты приедешь ко мне, не волнуйся, у меня все получится.»


Но на этот раз не получилось. Гражданства ему не дали. Вернуться в Австрию он почему-то не захотел. Не мог даже просто пересечь границу, чтобы наведаться в Европу, — его бы не пустили обратно. Промыкался в Америке нелегально 9 лет, хватаясь за любую возможность заработать. Первый год еще писал Лене регулярно, потом письма стали приходить все реже и реже, потом и вовсе перестали приходить. О его смерти она узнала из интернета, позвонила мне, мы с ней поплакали. Все-таки она все еще чувствовала себя его женой, ведь больше двадцати лет было прожито вместе. Нет, не женой, теперь уже — вдовой...

Истинная свобода не в том, чтобы делать то, что хочешь, а в том, чтобы не делать того, чего не хочешь.
#7 
delta174 патриот15.01.19 13:54
delta174
NEW 15.01.19 13:54 
в ответ Emilinda 14.01.19 22:19

Спасибо.

Чудеса прямо, святочный рассказ о синицах в руках и журавлях в небе. И о том, что бывает, если мужчины переоценивают себя и не умеют обращаться с сокровищами.

Елена жива? Она в Австрии? Далеко ли от неё сын?

#8 
delta174 патриот15.01.19 17:51
delta174
NEW 15.01.19 17:51 
в ответ delta174 15.01.19 13:54

М-да... У меня, как у каждого человека, есть истории, но вот вы пишете очень хорошо, складно и занятно. Я пишу - как учебник по какой-нибудь естественной науке: это раз, это два, это три. Конспект, практически. А ведь в него надо красивой воды налить... Не моё.

#9 
Emilinda коренной житель15.01.19 22:08
Emilinda
NEW 15.01.19 22:08 
в ответ delta174 15.01.19 13:54, Последний раз изменено 15.01.19 22:09 (Emilinda)
Елена жива? Она в Австрии? Далеко ли от неё сын?


Можно, я пока не буду отвечать на эти вопросы? Лучше отвечу ещё одной историей...

Истинная свобода не в том, чтобы делать то, что хочешь, а в том, чтобы не делать того, чего не хочешь.
#10 
Emilinda коренной житель15.01.19 22:19
Emilinda
NEW 15.01.19 22:19 
в ответ delta174 15.01.19 17:51
Я пишу - как учебник по какой-нибудь естественной науке: это раз, это два, это три. Конспект, практически. А ведь в него надо красивой воды налить... Не моё.


Я вообще-то задумывала этот топик именно как место, где желающие могли бы поделиться своими семейными историями. Жизнь зачастую создает такие сюжеты, что диву даешься. Людские судьбы - это же так интересно! Даже и без красивой воды.

Истинная свобода не в том, чтобы делать то, что хочешь, а в том, чтобы не делать того, чего не хочешь.
#11 
Emilinda коренной житель18.01.19 15:33
Emilinda
NEW 18.01.19 15:33 
в ответ Emilinda 15.01.19 22:08, Последний раз изменено 18.01.19 15:43 (Emilinda)

Ну, вот обещанная история - ответы на все вопросы и немного больше...


ЛЕНА


4.
Сын Лены рос чУдным мальчиком, красивым, что немудрено при таких родителях, с хорошим характером, прекрасно учился, мечтал стать детским врачом, но тут воспротивился папа: или становись стоматологом, или оплачивай свою учебу сам, мне нужен человек, которому я могу доверять, кому смогу со временем оставить практику. Мечту пришлось похоронить. С папой не поспоришь, когда он так ставит вопрос, так что Алёша (по домашнему - Лелёша, его так все звали с детства) тоже стал стоматологом. Пахал у папы в праксисе как папа Карло (папа почти все спихнул на него), даже девицу постоянную себе не мог завести — не хватало времени. Шли годы, а он все не был женат. Никого это особо не волновало — ни папу, который после развода женился на своей Helferin (или она его на себе женила, хваткая оказалась девица), ни маму, которая жила в Вене с новым мужем и как-то чувствовала себя еще достаточно молодой, чтобы мечтать о внуках. Но умный мальчик Лелёша дошел своим умом: если у папы есть он, то у него нет никого, кому он мог бы доверять и кому со временем мог бы оставить семейное дело — стоматологическую практику. Он стал озираться вокруг — на ком бы жениться? И тут подсуетилась вторая папина жена: у нее как раз подросла племянница: девочка хороша собой, ей уже 18 лет, почему бы 28-летнему Лелёше не жениться на ней? Лелёша познакомился с девочкой, она ему понравилась: почти копия молодой Лены — яркая сероглазая блондинка с хорошей фигурой, правда, без лениного ума, зато из нее можно вылепить идеальную жену. Так он думал. Свадьбу справили без особой помпы, только для своих, сразу, как только девочка закончила гимназию. Настоящую еврейскую свадьбу — с множеством гостей, раввином, хупой и т. д. - решили устроить через год, подготовка к ней требовала много времени. И устроили, только лелёшина жена была к тому моменту уже беременна, а плясала она на ней, про эту беременность напрочь забыв. В общем, ребенка она потеряла. Но срок был еще не очень большой, так что обошлось в прямом смысле малой кровью, хотя Лелёша очень переживал — он уже настроился на наследника. Но через год жена забеременела снова и благополучно родила — тройню! Двух спокойных девчонок, как две капли воды похожих друг на друга, и мальчика, явно более крупного и крикливого. Поначалу было трудно, но Лелёша и его отец не жалели денег, чтобы дети ни в чем не нуждались, а их мама не очень уставала, так что помощниц по хозяйству стало аж три.


Дети росли, девчонки были неразличимы, они были копией Лелёши — темноволосые, смуглые, кудрявые, мальчик же был похож на маму (или на бабушку Лену, не суть важно), блондин с темными бровками и ресницами. Жена его не работала, занималась детьми и домом, из всех развлечений предпочитала чтение дамских романов и поездки на море - чаще всего без Лелёши, он же был занят по горло работой. Лелёша в детях души не чаял - дети были умненькие, развитые, хорошо учились. Он был счастлив и горд — сразу три наследника, уж кто-нибудь из них точно пойдет по папиным стопам, будет кому оставить семейное дело.


Но судьба распорядилась иначе. Детям было уже лет по десять, когда от Лелёши ушла жена. Ушла, забрав всех троих детей, к лучшему другу мужа. Сказала, что Лелёша ни в чем не виноват, просто они любят друг друга и жить друг без друга не могут. Но Лелёша может принимать участие в воспитании детей, она не будет чинить ему никаких препятствий. Они официально развелись, она вышла замуж за лелёшиного друга и почти сразу родила еще одного ребенка, мальчика, она же была еще молода, около тридцати. А Лелёша остался у разбитого корыта.

Истинная свобода не в том, чтобы делать то, что хочешь, а в том, чтобы не делать того, чего не хочешь.
#12 
Emilinda коренной житель18.01.19 15:36
Emilinda
NEW 18.01.19 15:36 
в ответ Emilinda 18.01.19 15:33, Последний раз изменено 18.01.19 16:19 (Emilinda)

ЛЕНА


5.

Лена звонила мне поплакаться: «Бедный мальчик, он уже немолод, за что ему такое?» Я спросила (мне в самом деле было интересно, я-то считала, что лучше Лелёши мужа и отца просто быть не может ): «Чем же друг лучше него? Богаче, красивее, спортивнее, мужественнее?» Она ответила: «Нет, ничего подобного, он, конечно, не беден (вполне успешный архитектор) и не урод, но внешне ничего особенного, дело не в этом. В нём просто бездна обаяния или, как теперь говорят, харизма зашкаливает. Лелёше этого не дано. Так что я ее понимаю. Вот чего я не понимаю - что он нашел в ней…» «Любовь зла…»,- глубокомысленно, хоть и банально ответила я.


Раз в неделю (или раз в две недели?) Лелёша виделся с детьми, ходил с ними в кино, ездил с ними в каникулы отдыхать, когда позволяла работа. Делал им подарки. Ну, как все разведенные отцы. Бабушка Лена с Ваганом тоже брали их с собой в поездки на море, они любили клубные отели с all inklusive, меньше мороки, есть аниматор, который не дает детям скучать. Потом дети подросли, общение с ними свелось к минимуму — они перестали нуждаться и в отце, живущем отдельно, и в австрийской бабушке.


Лелёша очень переживал, но понимал, что ничего поделать нельзя. Дети - отрезанный ломоть, надо думать о себе. Он решил попытать счастья еще раз. Его новой женой стала милая девушка Полина, переводчица в Берлинском сенате, тоже намного его моложе, лет на 15. Они жили душа в душу, вот только детей у них не было, хотя с того момента, как они поженились, прошло уже довольно много времени. Лелёша смирился - выше головы не прыгнешь.

Отец его вышел на пенсию и совсем отошел от дел, практика полностью перешла в лелёшины руки. Дети его выросли, выучились. Все красивые, успешные, но ни один не пошел по его стопам, даже просто врачами не стали, не говоря уже о стоматологии. С папой видятся редко. Звонят только, чтобы с днем рождения поздравить.


Бабушка Лена перебралась в Берлин, хотя и очень жалела об этом. Пришлось оставить почти все, с чем сроднилась за годы жизни в Вене, главным образом - любовно собранную библиотеку. Но - возникли проблемы с медициной: пока она работала, всё было хорошо, а как вышла на пенсию, австрийцы почему-то перестали акцептировать ее страховку (у неё осталось немецкое гражданство и немецкая медицинская страховка, поскольку пенсию она тоже получала немецкую). Сын снял ей трехкомнатную квартиру у какого-то знакомого, надолго уехавшего заграницу, очень красиво обставленную, в хорошем районе, одна комната там была практически пустая, Лена устроила там спальню, остальные две и кухню оставила без изменения. Сын с невесткой часто навещали её, внуки - практически нет. В общем, вроде как внуки есть, но только номинально, а фактически - нет.


Но — все-таки есть Б-г на свете! В начале прошлого года Лена позвонила мне и ликующим голосом сообщила: «Полина родила девочку! Абсолютно нормальную! 51 см, 3,5 кг. Я боялась кому-нибудь говорить, даже тебе. Ведь Полине уже 43 года, и это её первый ребенок». А я про себя подумала «А Лелёше и вовсе 57. В такие годы — и маленький ребенок? Это же неимоверный труд». Но он так об этом мечтал… Наследница!

Истинная свобода не в том, чтобы делать то, что хочешь, а в том, чтобы не делать того, чего не хочешь.
#13 
Emilinda коренной житель18.01.19 16:21
Emilinda
NEW 18.01.19 16:21 
в ответ Emilinda 18.01.19 15:36, Последний раз изменено 18.01.19 22:07 (Emilinda)

ЛЕНА


6.

Для Лены поздняя внучка тоже была, конечно в радость, но в то время ей было уже не до неё. У нее начались проблемы со здоровьем, хотя выглядела она для своего возраста все еще очень хорошо. Она стала плохо ходить - мешали боли в позвоночнике, в районе поясницы, подкашивались колени - она даже пару раз падала. Обследования ничего не показывали, ну, артроз, что ж вы хотите, вам уже за семьдесят, говорили ей, предлагали просто пить обезболивающие. Ничего не помогало. Но наконец Лелёша нашел для нее хорошего врача, профессора, который догадался, что боль в нижнем отделе позвоночника вовсе не означает, что болит именно там (а проверяли именно нижний отдел), там может только отдаваться. И при очередном обследовании у нее обнаружилась опухоль на позвоночнике, в верхнем отделе - доброкачественная, но растущая. Ей сказали: "Нужна срочная операция, еще немного - и эта опухоль вас задушит, операцию надо было делать еще год назад, тогда шансы на выздоровление были бы лучше, но и сейчас ещё есть вероятность, что все пройдет хорошо". "Какова вероятность того, что я смогу нормально ходить?" - спросила Лена. Профессор ответил: "Пятьдесят на пятьдесят. Но если ничего не делать, вы просто умрете через три месяца". Опухоль удалили, но хорошо так и не стало. Не помогла реабилитация. Ходить после операции Лена не смогла. Передвигалась в коляске. Лелёша нанял ей сиделку, она жила с ней, без её помощи Лена не могла обходиться. Она держалась какое-то время - пока ещё была надежда, что она сможет ходить. Но когда этой надежды не стало, она впала в тяжелую депрессию. Я звонила ей, пыталась до неё достучаться - бесполезно. "У меня ничего не болит, - говорила она (и это была правда, у нее все было в полном порядке, все органы), у меня болит душа..." Это было так мелодраматично, так непохоже на неё. Она всегда избегала мелодраматических эффектов. Лелёша сказал: "Мама не хочет больше жить. Если б у неё была возможность - она бы, наверное, убила себя. Но возможности такой у нее нет, и у неё очень крепкий организм. Я уговорил её лечь в клинику, там ей должны подобрать антидепрессанты, возможно, тогда ситуация улучшится".


Но ничего не улучшилось. Через несколько дней Лелёша позвонил мне и сказал: "Мама умерла." Я не поверила своим ушам - этого быть не может, от депрессии не умирают! Он сказал, что пришел к ней утром, она обрадовалась, сказала: "Как хорошо, что ты пришел, поговори с моим лечащим врачом, они у меня вчера кровь брали на анализ, ЭКГ делали, ты узнай, что там"... Он счел это хорошим знаком - у неё появился хоть к чему-то интерес, она и выглядела лучше, и даже улыбнулась ему. Он пошел пообщаться с её врачом, врач сказал: "Все анализы в норме, сердце здоровое, печень, почки - все в порядке. Отменное здоровье, с таким до ста лет дожить можно". А когда успокоенный Лелёша вернулся к ней в палату, она уже умерла.

Истинная свобода не в том, чтобы делать то, что хочешь, а в том, чтобы не делать того, чего не хочешь.
#14 
delta174 патриот18.01.19 23:00
delta174
NEW 18.01.19 23:00 
в ответ Emilinda 18.01.19 16:21

Аминь. Се ля ви. Утратив искру, жить становится тяжело. А стопицот лет и не нужно.

Действительно, вот такая жизненная история, в которой и счастье, и беда.

Спасибо, Линда.

#15 
Emilinda коренной житель19.01.19 15:43
Emilinda
NEW 19.01.19 15:43 
в ответ delta174 18.01.19 23:00
Утратив искру, жить становится тяжело. А стопицот лет и не нужно.


Да, разумеется, жизнь конечна, и никто не живет вечно. Но люди в массе не знают, когда наступит конец их земного существования и не решают для себя: всё, время пришло, отключаюсь. Кто способен уйти из жизни по собственному желанию без подручных средств: веревки, таблетки, пистолета?.. А смерть Лены выглядела именно так. В свидетельстве о смерти стояло - Todesursache: Herzversagen. Но с какой стати сердце вдруг остановилось без видимых причин? У человека, который никогда не имел проблем с сердцем? Я уверена - это было самовнушение, приказ мозга. Но в Германии же свидетельство о смерти выдают без вскрытия (если нет сомнений в том, что смерть не криминальная, что она произошла от естественных причин), так что настоящую причину смерти узнать не всегда возможно. Не напишут же - Todesursache: Todeswunsch. А то, что человек может себе внушить, просто уму непостижимо, я уже с таким сталкивалась. Слава Б-гу, до смерти в тот раз не дошло, это был не тот случай, но тоже выглядело по меньшей мере странно. Да что уж теперь об этом... Вот, написала её историю - и на сердце как-то полегчало, а то было очень тяжело...


Истинная свобода не в том, чтобы делать то, что хочешь, а в том, чтобы не делать того, чего не хочешь.
#16 
delta174 патриот19.01.19 19:46
delta174
NEW 19.01.19 19:46 
в ответ Emilinda 19.01.19 15:43

flower

#17 
delta174 патриот19.01.19 19:48
delta174
NEW 19.01.19 19:48 
в ответ delta174 19.01.19 19:46

А великие классики предупреждали. Нам неоднократно описывали стариков, которые возвещали родным: "Зажился я на этом свете, пора мне." Соборовались, причащались и уходили. Я иногда думаю, что остающимся бывает тяжелее, а тот, кто уходит - лучше знает.

#18 
Emilinda коренной житель20.01.19 14:55
Emilinda
NEW 20.01.19 14:55 
в ответ delta174 19.01.19 19:48

Я думала, таких в реальной жизни уже не осталось. Только в литературе. Уж очень сильно жизнь изменилась.

Истинная свобода не в том, чтобы делать то, что хочешь, а в том, чтобы не делать того, чего не хочешь.
#19 
delta174 патриот20.01.19 15:51
delta174
NEW 20.01.19 15:51 
в ответ Emilinda 20.01.19 14:55

Наверно... наверно, внешняя жизнь изменилась. А вопросы мироздания, наверно, нет. Не зря же классику называют бессмертной.

#20 
1 2 3 4 все